Ольга Кравчук "Ложь высокого полёта" рассказ
"наша улица" ежемесячный литературный журнал
основатель и главный редактор юрий кувалдин москва

 

Ольга Кравчук родилась в 1986 году в Симферополе. Окончила филологический факультет Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского. Писать начала в 2011 году. Печаталась в литературном журнале «Вокзал». Книжных публикаций не было. Участвовала в литературных конкурсах «Новые писатели-2012», «Метафорическая деформация», лауреат конкурса «Большой финал» /2011-2012/ (номинация «Триумф короткого сюжета»), призёр конкурса «Большой финал» /2011-2012/ (номинация «Капля воды»).

 

вернуться
на главную страницу

 

Ольга Кравчук

ЛОЖЬ ВЫСОКОГО ПОЛЁТА

рассказ


Первые лучи солнца лениво заглядывали в окно, а я уже была на ногах. Не то, чтобы было куда спешить, просто в моей жизни с детства все было строго по плану и теперь было сложно избавиться от набившей оскомину привычки. Егор собирался на работу, а я, перемыв оставленную с вечера в мойке посуду, скрупулезно протирала полотенцем каждую вилочку с ложечкой, складывая их в ящик, распределяла по разным отсекам, и не дай Бог, что-то окажется не на своем месте. Порядок в нашем доме был прежде всего, у каждой, даже самой крошечной вещи существовало свое определенное место. Закончив с домашними делами, я, подпирая одной рукой спину, медленно, раскачиваясь, как неуклюжая утка, направилась к двери, чтобы проводить мужа на работу. Неожиданно, мой живот пронзила острая боль, и свет в глазах померк.
Очнулась я в обычной городской больнице, правда в отдельной палате, что меня очень удивило, так как по плану отца, я должна была рожать так же, как все остальные среднестатистические жительницы страны. С самого моего рождение жизнь среди людей стала для меня нелегким испытанием. В то время, мой отец, только начинал карьеру политического деятеля, мама конечно, сомневалась, что у него что-то получиться, но с годами он доказал всем, что достойнее кандидата на пост президента, чем он, не найти. Он проделал долгий утомительный путь и год назад, наконец, удостоился чести руководить страной. Вот только мы с сестрой не испытывали от этого особого восторга, нам изо дня в день диктовали, что делать и как себя вести, наша семья была под прицелом СМИ и телевидения, что делало личную жизнь невыносимой. Отец даже сватал мне в мужья афроамериканского студента, прибывшего в Украину по обмену для учебы в медицинском университете, он считал, что этот брак станет неоспоримым свидетельством того, что в нашей стране нет национальной розни. Я же считала, что подобное событие повергнет в шок всех жителей Украины и, отстояв свое мнение, вышла замуж за Егора – обычного предпринимателя. Папа быстро свыкся с моим выбором, так как его, несомненно, радовал тот факт, что мой муж не олигарх, и никто не сможет сказать, что деньги липнут к деньгам.
В палату, прервав мои раздумья, вошла Олеся и, окинув меня подозрительным взглядом, робко опустилась на край кровати, не проронив при этом и слова. Олеся – моя сестра, мы совершенно не было похожи внешне, и существенно отличались друг от друга характером и темпераментом, хотя и были двойняшками.
- Как ты? – почти шепотом, спросила сестра.
- Нормально, - по-привычке фыркнула я. – Что я делаю в отдельной плате?
- Непредвиденные обстоятельства, родители решили, что так будет лучше.
- Какие еще обстоятельства? – возмутилась я. -  И ты не хочешь мне сообщить, кого я родила?! – почти потребовала я.
- Да, конечно, - проговорила она, слегка замявшись. – У тебя очень симпатичный мальчик.
- Наверное, его видели уже все, кроме меня, - искренне улыбнулась я. - Сын, это просто прекрасно, должно быть Егор и отец, наконец, счастливы.
- Не совсем… - промямлила Олеся, потупив взгляд в пол.
- Не поняла?! – переспросила я с рассвирепевшим видом.
- Возникли определенные сложности.
- Хватит мямлить, говори уже, в чем дело и где мой муж? – закричала я, не помня себя от злости.
- Так на какой из вопросов отвечать сначала? – уточнила сестра, натянуто улыбнувшись.
- Начни с первого, - буркнула я, уставившись на неё испепеляющим взглядом.
- Жанна, ты, мягко говоря, поступила не очень хорошо, когда изменила Егору. Я, конечно, понимаю, что ты не ожидала такого рода последствий, но то, что произошло, просто ужасно, - проговорила Олеся, подняв на меня недоумевающий взгляд, полный упрека.
- Какая измена, о чем ты говоришь?! – я была шокирована и просто не верила в то, что слышала это из уст родной сестры.
- Егор не придет, он вообще не хочет тебя видеть и планирует подать на развод в ближайшее время, но папа уговорил его пока ничего не предпринимать, чтобы никто кроме нашей семьи и докторов не узнал о случившемся.
- Все хватит, пусть немедленно принесут моего ребенка, я хочу знать, чем же он так не похож на Егора.
Олеся неуверенно кивнув головой, вышла за дверь, чтобы позвать медсестру. Спустя пять минут, она вернулась в палату, а следом за ней вошла детская медсестра, держа на руках тщательно закутанного ребенка.
- Дайте мне его, - попросила я, протягивая вперед слабые руки.
Женщина, слегка смутившись, подала мне ребенка. С беззаботной улыбкой на лице, я откинула краешек одеялка, прикрывающий личико младенца и замерла с широко раскрытым ртом. Ребенок оказался самым настоящим мулатом, его глазки были плотно закрыты, а губки время от времени шевелились, словно он хотел есть.
- Это не мой ребенок, - заявила я, немного оправившись от шока.
- Ваш! – заверила меня перепуганная медсестра.
- Нет, нет, вы что-то путаете. Я и его отец славяне, мы белокожие, наверное, произошла досадная ошибка и детей перепутали.
- Никто ничего не перепутал, за прошлые сутки в нашей больнице родился только один младенец – ваш. Лучше, я позову акушера принимающего роды, может, он сможет убедить вас не отпираться, - с этими словами медсестра с сердитым видом покинула палату.
- Олеся, это не может быть мой ребенок! Ну, хотя бы ты поверь мне! – умоляла я сестру, пытаясь найти в её лице поддержку.
- Я верю, просто, не понимаю, как все это объяснить. Отец просто сума сойдет, я уже вижу огромные заголовки желтой прессы: «Одна из дочерей президента, будучи в браке родила ребенка не от законного мужа, а от афроамериканца!». Ужас! Ты хоть представляешь, что будет! Сколько я себя помню, отец больше всего на свете дорожил своей репутацией. Думаю, это серьезно подорвет его статус, враги выжмут максимум из сложившейся ситуации.
- Да, я понимаю, но… Возьми, пожалуйста ребенка, я слишком напряжена, чтобы держать его, - попросила я, дрожащими руками протягивая ей темнокожего малыша.
- Хорошо, - выдохнула, она, взяв его на руки. – В конце, концов, он не виноват в случившемся.
В палату без стука вошел пожилой доктор и, поставив стул у моей кровати, по-деловому уселся напротив меня.
- Я понимаю, что когда вот так раскрываются самые страшные семейные тайны – это неприятно. Но давайте не усугублять ситуацию, я предлагаю вам признаться в том, что вы обманывали мужа и принять ребенка, потому как вам никуда от него не деться. Сейчас подойдут ваши родители, надеюсь, они смогут вас переубедить в том, что отпираться бессмысленно, - сообщил он, похлопывая меня по руке.
В помещении на некоторое время повисла неловкая пауза, а спустя несколько минут, в палату вошли мои родители в сопровождении Егора.
- Егор, любимый, я не знаю, как все это объяснить, но поверь мне, я тебя не обманывала! – взмолилась я, пытаясь встать с кровати. – Я же люблю тебя!
- Лежите, лежите! – строгим тоном приказал врач. – Вы ещё слишком слабы, чтобы вставать, тем более пережили такой стресс.
- Кажется, я знаю, как это объяснить, - сказал отец, с виноватым видом заглянув мне в глаза. – Вы не могли бы нас оставить, - с невозмутимым видом обратился он к врачу.
- Да, конечно, - без лишних слов мужчина в белом халате покинул палату.
В комнате царила напряженная атмосфера, я не знала что сказать, мне казалось, ещё секунда, и я увижу витающие в воздухе разряды статического электричества.
- Может, я пойду, отдам ребенка медсестре? - неуверенным голосом предложила Олеся, не желая присутствовать при дальнейшем выяснении отношений.
- Нет, останься! – резко сказала мама, я ещё никогда раньше не видела её такой серьезной как сегодня.
- Пожалуй, пора, нам кое о чем вам рассказать, - начал отец, медленно прохаживаясь по палате. – Мы с мамой очень виноваты перед вами и перед тобой Егор тоже, нужно было раньше вам все рассказать, чтобы избежать подобной ситуации.
- Папа, я не понимаю, о чем ты говоришь, в чем твоя вина, не ты же принимал роды! – возмутилась я, считая, что это досадная врачебная ошибка.
- Жанна, не торопись, сейчас вы все поймете… - продолжил он. – Много лет назад, у меня была мечта стать политическим деятелем, тогда я и думать боялся о президентстве, но как видите мой час все же, настал. Мне предложили место в Раде, но чтобы занять желаемую должность, я должен был быть женат и в скором времени обзавестись детьми. Но все оказалось очень не просто, мы с вашей матерью, долгое время были знакомы и отлично ладили, вот я и предложил ей заключить, можно сказать, брак по расчету и она согласилась.
- Мама, как ты могла так поступить! – возмутилась Олеся. – Значит, вы никогда не любили друг друга и вся эта идеальная семья не более, чем фарс!
- Это не совсем так, - проговорила смутившаяся мама. – Мы хотели дать вам настоящую семью, чтобы вы имели хорошее будущее и мне кажется, у нас это получилось.
- Но папа, почему ты не выбрал другую женщину, ту которую бы полюбил по настоящему, - не унималась сестра.
- Это было невозможно и время поджимало. Я не хотел вам этого говорить и всячески старался, чтобы никто и никогда ничего подобного не заметил, потому что иначе, я бы не добился успехов в политике, но меня совершенно не интересуют женщины. Я безумно вас люблю и абсолютно неважно кто бы стал моей женой, речь шла не о любви. Ваша мать хороший друг и советчик, она всегда понимала и поддерживала меня, а это главное.
- Теперь понятно, почему вы всегда спали в отдельных комнатах, - съязвила я. Сколько я себя помнила, мои родители спали раздельно, мотивируя это тем, что так удобнее. Отец допоздна задерживался на работе и чтобы не будить маму, ложился спать в отдельной комнате, по крайней мере, так он объяснял это нам.
- Так мы дети из пробирки или как? – уточнила смущенная Олеся.
- Нет, ваша мать не может иметь детей. Поэтому нам ничего другого не оставалось, кроме как сымитировать беременность. В тот день, когда в роддоме появился отказник, я отвез вашу маму, якобы на роды, заплатил кучу денег главврачу, чтобы никто не узнал, что ребенок будет не наш. Документы оформили так, будто Олесю, родила именно моя жена, а не другая женщина, но произошла накладка. Доктор сказал, что не оформит бумаги должным образом, если мы не согласимся взять вместо одного ребенка двоих. В тот день ещё одна женщина отказалась от малыша, которого родила втайне от родителей, мы не очень хотели забирать двоих детей, потому, как твоим Жанна отцом был афроамериканец, и мы понимали, что когда-то эти гены, могут проявиться, что и произошло.
- Так, значит мы не двойняшки? – недоумевала я.
- Нет, мы оформили вас как двойню, потому что нам не оставили другого выбора. Но мы очень любим вас и сделаем, все что угодно для вашего счастья, - заверил взволнованный отец.
- Значит, ребенок все же мой! – воскликнул шокированный Егор. – Просто бразильский сериал какой-то. Мне кажется, как-то слишком много информации для одного дня, - сказал он, взяв меня за руку. – Прости, что не поверил в то, что он мой. Зато теперь все стало предельно ясно.
- Конечно, на твоем месте, я бы поступила точно так же, - прошептала я, немного успокоившись.
- Мы вас оставим, - произнесла мама и вышла за дверь, увлекая за собой отца.
- Не понимаю, как они могли столько времени скрывать все от нас! – возмутилась с раздосадованным видом Олеся.
- Не кричи, ещё ребенка разбудишь, -  попросила я, спокойным тоном. – Дай лучше его мне. - Олеся вернула мне малыша и заметно повеселела.
– Хорошо хоть у вас с Егором, все разрешилось. Но что мы теперь будем делать?
- Ничего, наша жизнь останется такой же, как раньше. Родители всегда давали нам все самое лучше, заботились о нас, воспитывали и не важно, что мы им не родные, других у нас нет!
- Наверно, ты права, зато теперь понятно, почему мы с тобой такие разные, но я все равно люблю тебя! – сказала Олеся, и из её глаза скатилось несколько скупых слезинок.
- Мне кажется, что твоему отцу нелегко было через столько лет, открыть свою тайну. Ведь он не знал, как вы отреагируете. Отец очень вас любит, раз решился, рассказать правду, он мог позволить нам развестись, сделать Жанну виноватой, но все же, не захотел, чтобы из-за его лжи кто-то пострадал. Поступок моего тестя достоин восхищения, - заметил Егор, строго посмотрев мне в глаза.
- Мы должны помочь ему избежать скандала, - решительно заявила я.
- Но как ты собираешься это сделать? – недоумевала Олеся. – Одно дело перевести тебя в отдельную палату, чтобы никто не увидел ребенка и совсем другое скрыть его от всего мира.
- Мы не будем его прятать. Егор, я хочу, чтобы мы усыновили ещё одного ребенка,- неуверенным голосом проговорила я, прижимая к себе сыночка.
- Я не понимаю о чем ты? – насторожился и без того взволнованный Егор.
- Я готова ради своего отца, поступить так же как когда-то поступили наши родители. Мы подождем, пока кто-то откажется от белокожего ребенка, и усыновим его, но оформим все немного иначе.
- Хорошо, - согласился Егор, понимая, что другого выхода помочь моему отцу, нет.
Мне, наконец, стало понятно, почему папа, так старался выдать меня замуж за афроамериканца, тогда бы при рождении ребенка мулата, ни у кого бы не возникло лишних вопросов. К сожалению, в нашей стране почти каждый день кто-то отказывается от новорожденных, оставляя их прямо в больнице. Но мы этой статистике были рады, уже на следующий день, молодая мама отказалась от хорошенького здорового мальчика. Поддержав мое решение, папа помог мне оформить белокожего ребеночка как рожденного мной сына, а родного малыша как усыновленного. Меня благополучно выписали из роддома с двумя детьми на руках. Благодаря тому, что одна из дочерей президента усыновила ребенка со смуглой кожей, мнение о нем только улучшилось, и на следующих выборах, он остался президентом на второй срок.
Жизнь шла своим чередом, мы все так же казались прекрасной семьей с безупречной репутацией, я была счастлива в браке, а Олеся помогала мне с детьми, правда в доме уже не было идеального порядка…


Симферополь

 

“Наша улица” №152 (7) июль 2012

 

 


 
kuvaldin-yuriy@mail.ru Copyright © писатель Юрий Кувалдин 2008
Охраняется законом РФ об авторском праве
   
адрес в интернете (официальный сайт) http://kuvaldn-nu.narod.ru/