Денис Рогалёв “В эфире” рассказ
"наша улица" ежемесячный литературный журнал
основатель и главный редактор юрий кувалдин москва

 

Денис Вадимович Рогалёв родился 20 декабря 1981 года в Петропавловске-Камчатском. С 1996-го года проживает в Ставропольском крае в городе Изобильном. Окончил среднюю школу, затем поступал в техникум связи, во ВГИК, на филологический, но отовсюду уходил из-за потери интереса к происходящему. Публиковаться начал недавно. Журналы "Вокзал" Санкт-Петербург, "Литературный Ковчег" Омск, "Южная Звезда" Ставрополь.

 

 

 

 

 

 

 

 

вернуться
на главную страницу

Денис Рогалёв

В ЭФИРЕ

рассказ


В ночь накануне гибели своего мужа Олеся увидела странный и яркий сон. Они гуляли по парку вдвоём и собирали шуршавшие у них под ногами волной осенние листья. В сером небе иногда пролетали одинокие чёрные птицы. Несмотря на сырость и пасмурную погоду Олеся как никогда была счастлива. Она жалась к тёплому плечу Марка, вдыхая запахи одеколона и волос, исходившие от его чёрного пальто и белого шарфа. Одетая в белый свитер и клетчатый пиджак, Олеся теребила в руках огненно-красный гербарий и жмурила от удовольствия свои красивые в синеватой дымке серые глаза. В какой-то момент почти нестерпимого счастья Олеся ощутила себя совершенно невесомой, и сапожки на высоком каблуке оторвались от земли и понесли её куда-то ввысь под хмурое осеннее небо. Она рассмеялась, когда увидела, как её сапожки месят воздух.
- Марк, смотри: я умею летать! - крикнула Олеся. - Такое ощущение, как будто у меня в животе воздушные шарики! Много-много воздушных шариков!
Марк не удивился такой волшебной причуде, лишь посмотрел на жену снизу вверх, печально улыбнулся и сжал в своей руке тонкую верёвочку, которая, как догадалась Олеся, связывала их обоих и не давала ей улететь в серые облака. Марк, как ни в чём не бывало, продолжал шагать по аллее, мыча себе под нос мотив из «Баллады» Вангелиса. Поднявшись выше всех парковых деревьев, Олеся летела по воздуху, двигая руками и ногами, словно поднималась по невидимой лестнице. Она отдалась воздушному потоку и вся замерла, наслаждаясь тишиной и счастьем, которое поднималось горячей волной из её живота к горлу так, что захватывало дыхание. Олеся парила над деревьями, наблюдая крыши и чердаки старых домов неподалёку от парка. Она так увлеклась своими волшебными переживаниями, что не заметила, как нить, связывающая её и Марка, вдруг ослабла и повисла в воздухе.
- Марк? - позвала Олеся мужа, испугавшись не на шутку. - Марк, ты где?
Но Марк не отзывался. Лишь его мычание раздавалось отовсюду печальным и глубоким эхо. Олеся смотрела вниз, видела конец верёвки, сиротливо болтавшийся в воздухе, но самого Марка она нигде под собой не наблюдала. Неужели он бросил верёвку и дал ей улететь? Нет, он не мог так поступить с Олесей, ведь он любит её и никогда от себя не отпустит! Олеся беспомощно барахталась в воздухе, залетев в какой-то удивительно унылый двор с ржавым автомобилем на кирпичах, обшарпанным гаражом, деревянным забором и чёрным одноглазым котом в чердачной будке.
Марк! - кричала Олеся, готовая заплакать от тоски и страха. Эхо музыкального мотива нарастало, словно его мычал целый хор. Внутри Олеси всё сжалось в тугой узел, над её головой грянул раскатистый гром, и она стремительно полетела вниз, упав на крышу ржавого автомобиля.
Олеся подскочила на кровати, вскрикнув от ужаса.
- Что с тобой? - спросил Марк из темноты.
- Сон, - прошептала Олеся, обняв мужа. - Никогда таких не видела. Как настоящий.
- Спи, - сказал Марк, прижав Олесю к себе.
В тот же день его не стало. Марк погиб в результате несчастного случая, разбившись на своём автомобиле. Он превысил допустимую скорость, вылетел на встречную полосу и ударился в грузовик. Его не стало всего через год после их с Олесей свадьбы.
Тот кошмарный день, как и день похорон, Олеся помнит фрагментарно. Она плакала не переставая, два раза падала в обморок и ощущала себя частью какого-то жуткого розыгрыша, приключившегося даже не с ней, а с кем-то другим в чужом сне. Люди приходили и уходили, говорили какие-то слова скорби и растворялись в тумане, пряча свои глаза и лица. На третий день слёзы кончились, и Олесей овладело глухонемое отупение. Она подолгу сидела в кресле и не шевелилась, оцепенев от осознания случившегося с ней горя - непоправимого горя. Марк мёртв. Никто ещё не возвращался с того света. Вопреки старым обычаям Олеся не накрывала зеркала в квартире простынями, питая слабую надежду на хотя бы краткое явление покойного мужа у себя за спиной из глубин потустороннего мира (она совсем не боялась, напротив - она ждала, стоя у зеркала со свечой в руке далеко за полночь, когда призраки оживают). Вещи Марка Олеся не решилась убрать, оставив всё, как он оставил сам, когда ещё был жив. Она стояла у шкафа и мяла в руках мужнины рубашки, свитера и пальто, ощущая на них его энергию, тепло и запах, словно он только что их снял с себя после прогулки. Олеся нюхала вещи Марка и говорила с ним вслух, рассказывая последние новости про себя и общих знакомых. Часто она замирала у окна на кухне с видом на двор и припаркованные у подъезда машины, дожидаясь своего Марка до позднего вечера, точно он вот-вот появится во дворе, помашет рукой и вернётся домой. Но вместо Марка в квартиру возвращались лишь сумерки…
Олеся листала альбомы с фотографиями и смотрела видеозаписи с мужем, слушала любимого им Криса Ри и рыдала, вспоминая, как они танцевали с Марком босиком на берегу тёплого моря и целовались на фоне красивого золотисто-розового заката. Возвращаясь всеми своими мыслями и всем своим существом в прошлое, Олеся пристрастилась к алкоголю, дабы воспоминания не задушили её и окончательно не свели с ума. Одинокими вечерами она сама с собой распивала бутылку вина или ликёра, забываясь беспокойным сном. Потом она перешла на более тяжёлые напитки, отдавая предпочтение коньяку и виски, благо зарплата главного бухгалтера в строительной компании позволяла разбрасываться на дорогой алкоголь. Немногочисленные подруги пробовали вразумить Олесю, вели с ней долгие и доверительные беседы за бутылкой-другой, но после того, как они попытались познакомить её с каким-то парнем, Олеся перестала общаться со своими подругами, посчитав, что они предали память о Марке, о котором в тайне мечтали, пока он был жив…
Так прошёл год. Страшный год отчаянья и скорби.
Вопреки известному выражению время Олесю не излечило, а скорее наоборот - только усугубило её горе. Алкоголь для Олеси стал привычным делом. Она даже не опасалась, что из-за пьянства может потерять свою работу. Ей было наплевать на всё, даже на саму себя. Со временем всепоглощающая любовь к Марку приобрела для Олеси болезненные формы - всё чаще думала она о том, чтобы поскорее встретиться со своим суженным. Принимая ванну, она подолгу смотрела на упаковку с лезвиями, которые использовал Марк при бритье, брала одно из них и начинала теребить в руках, пристраивая лезвие к своему запястью. Горячая вода смягчит боль. Олеся закрывала глаза, представляя, как горячая вода под прохладной шипящей пеной становится красной. Перебирая аптечку в поисках таблеток от головной боли, Олеся постоянно натыкалась на упаковку с сильнодействующим снотворным (всякий раз оказывавшуюся на самом верху, хотя она прекрасно помнила, что прятала её поглубже), замирала над аптечкой и прикидывала в уме, сколько ей понадобится этого снотворного на бутылку коньяка, дожидавшуюся её с вечера в спальне. Однажды она решится. Вопрос времени. Всё ещё живая, но уже мёртвая. Тело её найдут не сразу, ведь многие из друзей, которые притворялись таковыми, отвернулись от неё. Ни одного звонка за целую неделю! Теперь её обида на них сменилась какой-то глухой злобой, которая никого и ничего не хотела прощать.
Захлопнув аптечку, Олеся взяла свой мобильный телефон и в алфавитном порядке принялась удалять из записной книжки всех тех, кто так ловко притворялся друзьями. Без всякого сожаления она стирала из памяти (телефона и своей) завистников, льстецов и лицемеров, которых в записной книжке оказалось предостаточно. Олесю переполняла странная радость, как если бы, удаляя номера, она всем им отомстила зараз, удалив их навсегда из своей жизни.
На последнем имени на букву «Л» её дрожащий палец замер. «Любимый». Номер Марка. Она так и не решилась его стереть. Гневная ухмылка мгновенно слетела с лица Олеси. Она погрузилась в свою привычную печаль, уйдя в воспоминания о недавнем прошлом. Олеся сидела в кресле с телефоном в руках и не шевелилась. Она вдруг подумала, что не имеет ни малейшего понятия о том, что стало с телефоном Марка после аварии и где он теперь. По всей видимости, телефон так и не нашли. Пропал вместе с хозяином. Повинуясь чувству безысходности, Олеся нажала кнопку вызова и заплакала. Она смотрела на дисплей, чувствуя на губах соль своих слёз. Вызов, однако, шёл. Потом послышался гудок.
- Не может быть, - произнесла Олеся вслух. За столь длительный срок телефон должен был разрядиться, но она отчётливо слышала гудок, не решаясь поднести трубку к уху. Когда на дисплее вспыхнули цифры счётчика, дававшие понять, что на другом конце сняли трубку, Олеся констатировала своё окончательное помешательство.
- Алло? - вопросительно произнесла Олеся, приставив телефон к уху. В трубке стоял треск с наслаивавшимися поверх него далёкими голосами и музыкой радио. Среди общего фона Олеся различила знакомую ей «Балладу» Вангелиса, которую напевал Марк в том пророческом её сне. Музыка то потухала, то возрастала с новой силой, словно поднималась из самой тёмной глубины. К музыке присоединился чей-то посторонний голос, подпевавший своим мычанием грустному мотиву. Олеся почувствовала, как на её теле поднялся каждый волосок - она угадала посторонний голос. В трубке раздалось громкое пиканье, похожее на позывные радио.
- Привет, - сказал Марк, когда музыка стихла и позывные оборвались.
Олеся вся так и сползла с кресла на пол.
- Марк? - не верила она своим ушам. - Марк, это ты?
- Я, - ответил Марк.
- Как же так?! - взмолилась Олеся. - Что с тобой? Где ты?
- Со мной всё в полном порядке, - сказал Марк, и Олеси показалось, что он улыбнулся на другом конце. - Но я очень далеко от тебя.
- Насколько далеко? - рыдала в трубку Олеся.
- Очень, - повторил голос Марка. В трубке что-то щёлкнуло и затрещало. Олеся услышала на дальнем плане посторонние голоса, напоминавшие диалог из старого советского фильма.
- Марк? - позвала Олеся, испугавшись, что потеряла связь с мужем. - Где ты?!
- Я здесь, - отозвался Марк из далёкого далека. - Я слушаю тебя внимательно.
- Я скучаю без тебя, любимый, - призналась Олеся. - Мне так плохо тут одной. Хочу поскорее тебя увидеть.
- Не пей больше, - вкрадчиво попросил Марк. - Оно того не стоит. Пообещай мне, что не будешь больше пить.
- Не буду, обещаю, - ответила Олеся.
- И про горячую ванну забудь, - продолжал говорить Марк удивительно спокойным, почти безэмоциональным голосом. - Выбрось все мои лезвия для бритья: они мне больше не понадобятся. И тебе они тоже без надобности. Разве что ноги побрить… Только, смотри, не порежься.
- Выброшу, - пообещала Олеся, нервно засмеявшись.
- Про снотворное в аптечке не думай, - сказал Марк на фоне какого-то репортажа со стадиона, вдруг взорвавшегося аплодисментами. - Оно тебе не поможет.
- Откуда ты знаешь про ванну и аптечку? - спросила Олеся, громко всхлипнув.
- Я всё знаю, - ответил ей Марк. - Теперь…
- Мне так стыдно за себя, - плакала Олеся, сидя на полу. - Прости меня.
- И ты меня прости, - сказал Марк.
- За что? - улыбнулась Олеся сквозь слёзы.
- За то, что оставил тебя раньше обещанного срока, - ответил Марк. - Мне очень жаль, что с нами всё так печально вышло.
В эфире вновь возникли посторонние голоса из фильма.
- Я блю бя, - произнёс Марк на фоне общего шума.
- Что? Что? Повтори, я не поняла, я плохо тебя слышу! - кричала Олеся в трубку, закрыв левое ухо ладонью.
- Я люблю тебя, - повторил Марк под звуки пикающего вдалеке бипера. Диалог из фильма сменился щелчками и треском. Где-то что-то загудело, запульсировало, и чей-то строгий голос сообщил:
«Ключ на старт… Зажигание… Протяжка один».
- Всё у тебя будет хорошо, - сказал Марк, и Олесе опять показалось, что он улыбается. - Обещаю.
Щелчки и треск оборвались вместе с голосом Марка. Связь прекратилась.
- Нет, нет, нет! - застонала Олеся, лихорадочно нажимая кнопку повторного вызова. - Только не сейчас!
- Абонент временно недоступен, - сообщил Олесе женским голосом автоответчик сотовой связи. - Пожалуйста, перезвоните позднее.

 

Изобильный, Ставропольский край

 

“Наша улица” №178 (9) сентябрь 2014

 

 

 
 
kuvaldin-yuriy@mail.ru Copyright © писатель Юрий Кувалдин 2008
Охраняется законом РФ об авторском праве
   
адрес в интернете (официальный сайт) http://kuvaldn-nu.narod.ru/