Сергей Филиппов “С судьбою не поспоришь” стихотворения
"наша улица" ежемесячный литературный журнал
основатель и главный редактор юрий кувалдин москва

 

Сергей Владимирович Филиппов родился 19 августа 1953 года в Москве. Окончил Московский институт химического машиностроения. Публиковался в журналах «Ковчег», «Арина», «Белый Ворон», «Новый Енисейский литератор», «Склянка», «Зарубежные задворки», «Вольный ветер». В "Нашей улице" публикуется с №183 (2) февраль 2015.

 

 

 

 

 

 

 

 

вернуться
на главную страницу

Сергей Филиппов

С СУДЬБОЮ НЕ ПОСПОРИШЬ

стихотворения

 

ПЕСНЯ О ЮНЫХ КУРСАНТАХ

Городок сибирский.
Школы командирской
Взвод курсантов. Ранняя весна.
Где-то за Уралом
Грозно грохотала
Третий год жестокая война.

Все шагают в ногу,
Рвутся на подмогу:
Вдруг без них закончится война.
И здоровый малый -
Взводный запевала
В шаг чеканит песню, как сильна страна!

Скоро все курсанты
Выйдут в лейтенанты,
Сбудется мальчишечья мечта.
Третий Украинский
Примет пехотинцев
В младший офицерский комсостав.

Предстоит ребятам
Штурмовать Карпаты,
Тяжкий и суровый ратный труд.
По тропе военной
Все они до Вены
Целы-невредимы не дойдут.

В европейских странах,
Альпах и Балканах,
Предстоит полгода воевать.
В Секешфехерваре
В огненном кошмаре
Жизнь свою за Родину отдать.

Но пока все живы,
Юны и красивы,
И война за сотни-сотни верст.
Все шагают в ногу,
Рвутся на подмогу
Встать все за отчизну в полный рост.

И здоровый малый -
Взводный запевала
Песню с остальными допоёт.
Славный русский парень,
В Секешфехерваре
Павший смертью храбрых через год.

 

ГАМЛЕТ

Ну что ж, с судьбою не поспоришь,
Увы, известен всем итог,
Две юных жизни, хоть всего лишь
Один отравлен был клинок.

Близка развязка, только впрямь ли
Иным не мог бы быть сюжет.
Прошу, остановитесь, Гамлет!
Остановись и ты, Лаэрт.

Пусть честь Офелии задета,
Пусть где-то бродит Тень Отца,
Но все же поединок этот
Не доводите до конца.

Но примиренья не настанет,
Увы, альтернативы нет.
Я знаю, что погибнет Гамлет,
Я знаю, что умрет Лаэрт.

Погасли свечи, песня спета,
И рвется тоненькая нить.
И остается без ответа
Вопрос, так «быть или не быть»?

 

***
Когда кричат на свадьбе: «Горько!»
То в сей торжественный момент
Молодожены, и не только
Ждут самых светлых перемен.

Но получают ненароком
И зачастую, вместе с тем,
Лишь череду сплошных упреков,
Обид, страданий и измен.

И кто был счастлив накануне,
Вдруг понимает: всё не так,
Что тесть - мошенник, сваха - лгунья,
И брачный изменен контракт.

В век наступленья капитала
Любовь мельчала каждый год,
Но всё настырнее вникала
В сугубо денежный расчет.

 

 

***
Я помню каждую тропинку,
Которою хоть раз ступал.
Я помню каждую былинку,
Что ненароком растоптал.

Я помню всех, кого я мучил,
И каждый их немой укор.
Я помню каждый частный случай
И неприятный разговор.

Я вспоминаю, сожалея,
Как нерадивый ученик,
Свое потерянное время,
И то, что отнял у других.

Кто на мою любую просьбу
Ко мне спешил средь бела дня,
Кто мог потратить с большей пользой
Его, но тратил на меня.

 

 

ФОНТАННЫЙ ДОМ

Под пылью прожитых столетий
Судьбы и времени портрет -
Фонтанный дом, живой свидетель
И очевидец прошлых лет.

Как каждый истинный художник,
Встающий с кистью к полотну,
Ты тоже «вечности заложник»,
И ты «у времени в плену».

Но он, во времени рождаясь,
В нем проживая каждый час,
С ним полностью отождествляясь,
Опередит его не раз.

Не сожалеть о горькой чаше,
Не плакать о судьбе навзрыд.
Бог вечен. Что его - то наше.
Всё, что он создал, сохранит.

 

 

ПОЭТ И ВОЖДЬ

Большой поэт, но и отчасти
Он, к сожалению, не мог
Всё рассказать о свойствах страсти
И уложиться в восемь строк.

Но, как свидетельствуют факты,
С оценкой коих подождём,
О жизни и судьбе он как-то
Поговорить хотел с вождём.

Вождь не достиг ещё предела,
Он только лишь входил во вкус,
И за него написан не был
Небезызвестный «Краткий курс».

Но, рассердившись не на шутку,
Звонит какой-то Пастернак,
Не долго думал, бросил трубку
И только процедил: «Чудак».

Ему ни капельки не нужен
Был разговор и сам поэт,
Хоть говорят, был с рифмой дружен
И он по молодости лет.

Кто покорил вершины власти,
Кто оседлал её Олимп,
Терзается одною страстью
И только ею одержим.

«Февраль! Достать чернил и плакать!» -
Сказал, кто важное постиг.
Друзья! Читайте Пастернака,
Коль «Краткий курс» завёл в тупик.

 

 

КОРОБЕЙНИКИ

Нет ни ситца, ни сатина,
Ни льняного полотна.
Потребителя корзина,
Как коробочка полна

Сплошь каким-то суррогатом,
От одежды до вина,
И с таким сертификатом,
Что печать едва видна.

Не творец-производитель,
Не рабочий человек,
Всех важнее - потребитель
В потребительский наш век.

Всё идет в употребленье,
Вся, простить прошу, «фигня»,
Ради удовлетворенья
Спроса на потребу дня.

Все торгуют, не стесняясь
Впав в бессовестный обман,
Каждый раз загнать стараясь
Потребителя в капкан.

Захлестнула всех стихия.
Где вы, честные купцы?
Коробейники лихие,
Удалые молодцы?

Брось, родимая сторонка,
Торговаться, перестань.
Значит, дрянь у них душонка,
И товар их тоже дрянь.

Плачь Россия, наблюдая,
Как мельчает человек,
Беспробудно потребляя
В потребительский наш век.

 

 

***
В России много подхалимов,
И это главная беда.
Вожди меняются, режимы,
Но подхалимы - никогда.

Они не пашут и не строят,
Они пускают пыль в глаза.
Плевать, зато они не спорят
И поднимают руку «за».

Ума им явно не хватает,
Что показательно, весьма,
Но, как в России каждый знает,
Одно лишь «горе от ума».

Пускай от них немного толку,
Зато, хоть им на всё плевать,
Не скалят зубы втихомолку
И не привыкли рассуждать.

Они всегда необходимы,
Что им всем горе, и напасть,
Ведь на хороших подхалимах
И держится в России власть.

 

 

***
Простых решений не бывает,
И заблуждается иль врёт,
Кто в этой жизни рассуждает
И думает наоборот.

Ни бурных споров, ни сомнений,
Ни тягостных ночей без сна,
Ошибочность простых решений,
Бывает сразу не ясна.

На тот момент, по крайней мере.
Но, что сегодня, что вчера
Народ их ждёт, народ в них верит
И принимает «на ура!»

И получает в наказанье
Взамен обещанных побед
Опять борьбу за выживанье
На протяженье долгих лет.

 

ЛЮБОВЬ

Когда роман наш начинался,
Под натиском волшебных чар
В душе моей пылал пожар,
А я тушить его пытался.

Метался, бился, а потом,
Как многие, не устоял я,
И с той поры надолго стал я
Очередным её рабом.

Любовь: восторженность и пыл,
Страсть, муки - всё в тебе нетленно.
Я побежден, но откровенно,
Доволен, что не победил.

 

 

***
Я помню всё, хоть сорок с лишним
Прошло годов с тех давних пор,
Как Ты в дешевеньком пальтишке
Стоишь у станции метро.

Как я стою, почти напротив,
В совсем еще не поздний час,
И сотни крупных снежных хлопьев
Легко вальсируют для нас.

На улице уже смеркалось,
Зимой, в начале декабря,
Метель не в шутку разыгралась,
И тут я понял, что не зря

Давно одна уже стоишь Ты
На перекрестке всех ветров
В холодном, стареньком пальтишке
Напротив станции метро.

 

“Наша улица” №210 (5) май 2017

 

 

 
 
kuvaldin-yuriy@mail.ru Copyright © писатель Юрий Кувалдин 2008
Охраняется законом РФ об авторском праве
   
адрес в интернете (официальный сайт) http://kuvaldn-nu.narod.ru/