Маргарита Прошина "Изольда" рассказ
"наша улица" ежемесячный литературный журнал
основатель и главный редактор юрий кувалдин москва

 

Маргарита Васильевна Прошина родилась 20 ноября 1950 года в Таллине. Окончила институт культуры. Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Долгое время работала заведующей отделом Государственной научной педагогической библиотеки им. К. Д. Ушинского, затем была заместителем директора библиотеки им. И. А. Бунина. Автор многочисленных поэтических заметок под общим заглавием "Задумчивая грусть", и рассказов. Печаталась в альманахе “Эолова арфа”, в "Независимой газете". Постоянно публикуется в журнале “Наша улица". Автор книг "Задумчивая грусть" (2013), "Мечта" (2013), "Фортунэта" (2015) и "Голубка" (2017), издательство "Книжный сад", Москва. В "Нашей улице" публикуется с №149 (4) апрель 2012.

 

 

 

 

вернуться
на главную
страницу

Маргарита Прошина

ИЗОЛЬДА

рассказ

 

Утро в Таллине тихое, особенно в новом доме с видом на море в районе Меерхоф. Изольде сегодня исполнилось 45 лет. Она обижена на весь мир. Её никто не понимает. С юных лет мать внушила ей, что главная цель умной девочки - это удачное замужество, а не какая-то там иллюзорная любовь. Изольда твёрдо знает, что любовь всего-навсего красивый миф, созданный романтиками, которые не понимают реальной жизни.
Изольда озабочена тем, где найти статусного обеспеченного мужа.
Где же он?!
От нетерпения она топнула ногой и прикусила губу до крови.
Отец занимается только материальным обеспечением семьи, а мать пытается реализовать свои амбиции успехами дочери, чтобы приятельницам утереть нос хотя бы зятем. Образование Изольда не получила, некогда, всё время уходит на поиски достойной партии, но женихи попадаются все женатые. Изольда, пытается каждого из них убедить в своей неземной любви, требуя решительных шагов, но как только становиться очевидным, что желанного предложения не последует, сквозь её старательно демонстрируемую искренность и глубину чувств прорываются тщательно скрываемые пустота и чёрствость с такой силой и очевидностью, что кандидаты под разными предлогами исчезают.
Накануне Изольда с ужасом узнала, что дочь, Наташа, выходит замуж за обычного парня, своего сверстника, разрушая её установки о счастье, а она до сих пор так ни разу и не вышла замуж.
Наташу Изольда родила в надежде женить на себе очередного иностранца, но он поспешно вернулся на родину в семью.
Ошеломлённая Изольда вдруг с ужасом осознаёт, что она уже может стать бабушкой, а мужа всё нет, дочь совершенно не понимает её, не желает слушать. Дочери же она заявляет, что та предала её.
С чего начать жизнь? Каждая женщина, усвоив на чистом листе памяти своё имя, а именно с имени начинается жизнь, особенно, когда так, к примеру, делала мама, соединяет накрепко тело с именем, и как можно стремительнее старается получить от жизни всё задуманное. Посмотрит в потолок Изольда, увидит белую поверхность, словно лист бумаги, мысленно макнет перышко в чернильницу, и не спеша, в глубокой задумчивости выведет сверху: «Изольда». Её при этом имени сразу дрожь охватывает, как будто речь идёт о какой-то другой женщине.
Она с волнением встала, встряхнула головой, прошлась из комнаты в комнату, предельно сосредотачиваясь, вернулась, села и опять возвела взор к белому листу потолка.
И тут перед её глазами возникли обиженные лица многих Изольд, которых она соединяла в себе одной, этих несостоявшихся жён, которые мелькали перед ней как мотыльки. Все они что-то говорили Изольде, но вместо голосов она слышала лишь шелест, похожий на шум метели.
Что-то надо сделать другое сейчас, но звонок домофона прервал её размышления.
Ну, как же можно привыкнуть к такой неудачной жизни!? - спрашивает Изольда у самой себя, до чего же некстати прервал звонок этот! Ведь вот мелькнуло заплаканное женское лицо, и выкрикнуло её имя, а она отвлеклась. Пожалуй, стоит выпить чашечку кофе, а то глаза закрываются, за окном метель, так и клонит ко сну. Изольда открыла створку окна, и снежники соткали её имя: «Изольда». Что-то ей это имя сейчас не понравилось. Может быть, его поменять? Издеваешься надо мной, ну, пожалуйста, не надо. Оставь, Изольда победоносная, ведь ты женщина с большими запросами. Да уж, тебе уже не за горами - пятьдесят! Рукой подать до пенсии.
Когда всё вокруг Изольде нравилось, она чувствовала себя небесной птичкой. Это происходит, видимо, со всеми, когда событие, любое, хорошее или плохое, которое ждёшь с трепетом и волнением, оказывается далеко позади. Лирическое настроение преображает всё - даже хмурое, печальное утро, когда природа слёзы льёт по заблудившейся зиме с морозами и солнцем.
Изольда в отчаянии размышляла о своих неудачах, годы стремительно летели, крутились-вертелись, а мужа, законного мужа всё нет, а мать всё твердила ей перед смертью, что для каждого есть своя половинка. Но где же её половинка бродит?
Изольда уже с 10-11 лет полюбила слушать разговоры матери о судьбах женщин, беседовать с её приятельницами. Повзрослев, постепенно стала уверенно манипулировать взрослыми, часто выдавала желаемое за действительное.
После окончания школы Изольда вела себя настолько самоуверенно и надменно с подружками, что осталась одна. Никто из них ей больше не звонил, а при случайных встречах, она нарочито отворачивалась.
Главное - быть в центре внимания мужчин, производить на них впечатление, придирчивость к словам окружающих и нетерпимость создавали для Изольды постоянные проблемы в отношениях с её любовниками.
Где тот надёжный, состоятельный муж, который оградит её от житейских бурь?
В очередном знакомом она надеялась увидеть его, но неумение идти на компромиссы, сводило на нет все попытки, вступить в законный брак. Изольда пыталась приспосабливаться, но хватало её ненадолго. Она же объясняла неудачи тем, что её избранники нетерпеливы и не ценят её несомненные достоинства, поэтому благоприятная судьба никак не складывается.
Юная Изольда росла упрямой, легко раздражалась и при возникновении малейших неудач не просто расстраивалась, а закатывала матери истерики, требуя, чтобы та оградила её от жизненных неурядиц, но мать упрекала её в недостаточной гибкости и хитрости. В молодости она при возникновении малейших трудностей замыкалась в себе. Её собственный придуманный мир нравится ей гораздо больше, чем реальный. Её смутные мысли, даже не мысли, а проблески мыслей, какие-то задумки так быстро сменяли друг друга, что родители за ней не поспевали. Мать внушала Изольде, что её фантазии ни к чему хорошему не приведут, главное твёрдо стоять на ногах за спиной надёжного мужа.
Эмоции Изольды менялись так же быстро, как задумки. Она любила красивые и дорогие вещи, а также комфорт, уют и деньги. Впрочем, кто от этого откажется, особенно в молодости, когда хочется всё и сразу, здесь и сейчас.
Изольда хотела бы получить престижную высокооплачиваемую профессию, но как подарок свыше, просто за её исключительную, по её мнению, привлекательность, но поскольку чуда не случилось, она стала упрекать родителей за несчастную судьбу.
Изольда реагировала на малейшие неприятности раздражением, агрессией и негативом, пытаясь при помощи эмоциональных вспышек изменить ситуацию в свою пользу.
Повзрослев, Изольда не научилась усмирять свой пыл, поскольку не могла взглянуть на себя со стороны, даже посмеяться над собой, что делает человека добрее, но ей как раз и не хватало этой легкости. Ей хотелось быть в центре внимания, проводить время в весёлых компаниях, где она сможет показать своё обаяние и незаурядный ум. А то, что окружающие не видят её настоящую, она объясняла завистью. Изольда не умела хранить секреты, поэтому подруг у неё практически не было. Самолюбивая Изольда тянулась только к тем, кто восхвалял её внешность и таланты.
А тут Наташа поздравила! Подарок припасла матери… замуж, видите ли, она собралась! За такого же, как и она, мальчишку безответственного… Вкладывала, вкладывала… «Я ведь ради неё всё делала, чтобы она в достатке росла, ни в чём не нуждалась. Нашла мужа себе достойного, - Изольда никак не могла успокоиться от сообщения дочери о замужестве, - мальчишку себе нашла без рода и племени…»
После рождения Наташи, которую Изольда иначе как Наташенька не называла, она желала доказать всем, что её дочь - самая умная, и внушала дочери то, что та должна полностью оправдать возложенные на неё надежды. Маленькая Наташа отличалась чрезвычайной
подвижностью, просто юла какая-то, а не ребёнок, повторяла мать. Ребёнок жаждал общения со сверстниками, часто при виде ребёнка устремлялась ему навстречу, а если видела за окном, то требовала, чтобы её скорее вывели на улицу к нему. Росла общительной и самолюбивой. Стремилась во всём быть первой…
Когда Наташе исполнилось четырнадцать лет, её словно поменяли на какую-то другую девочку, ставшую вдруг девушкой. К учёбе она относилась вообще непонятно как: тесты кое-как она проходила, но стимула учиться не проявляла. Стала делить знакомых на "фриков" и "нормальных", причём в числе якобы нормальных друзей у неё были подруги, которые на пару лет её старше и вели весьма независимый от мнения родителей образ жизни.
В четырнадцать лет Наташа стала встречаться с одноклассником Вадиком. Мальчик был вполне хороший, воспитанный, но из неполной семьи, мать его продавала мороженное в киоске рядом с их домом. Изольда попыталась объяснить дочери, что не стоит тратить время на неперспективного Вадика. Наташа не только не прислушалась к словам матери, но стала каждое воскресенье приводить его в гости. Ребята закрывали дверь в комнате дочери и сидели там целыми днями. Изольду это выводило из себя, особенно, когда она вдруг подумала о том, что дети взрослеют очень рано. А что если они там уже детей делают?! Она вскочила и побежала в комнату дочери. Приоткрыв дверь, Изольда увидела приглушенный свет лампы, услышала негромкий разговор, влетела в комнату с видом: «Ага, попались!». Ребята изумлённо посмотрели на мать. «Мам, ты чего?» - спросила Наташа, а Вадим, выронил книгу, которую он читал вслух Наташе, которая лежала одетая на диване. «Ничего, - ответила растерянная Изольда, - чего вы в доме сидите, шли бы лучше на улицу, пока погода хорошая».
Наташа мгновенно реагировала на любое высказывание матери. Она даже гордилась своим умением отстаивать своё мнение, убеждения, не вникая в возражения оппонента. Свою непоколебимую уверенность в чём-либо считала единственно правильной. Быстро реагировала на чьё-либо высказывание, с которым она согласна или не согласна. Сразу парировала, как в настольном теннисе била в ответ ракеткой по шарику.
В восемнадцать лет Наташа всё еще не понимала глупости своего поведения, что спешить с ответами не нужно, а лучше промолчать, или подремать, как в последнее время любила делать Изольда, тем более, что обрыв был крутым, и при взгляде вниз у неё закружилась голова. Постояв пару минуту с закрытыми глазами, она пошла вдоль него, в надежде найти безопасный способ спуститься. Ветви деревьев свисали так низко над ней, что она едва успевала лавировать под ними. Обрыв перешёл в овраг, через который были переброшены две доски. Осторожно, стараясь смотреть только вперёд, балансируя руками, Изольда перешла на противоположную сторону, мысленно благодаря того, кто позаботился о переправе. По пологой тропинке она, наконец, спустилась к берегу реки, больше похожей на бурный ручей. Вновь ей предстояло искать переправу. Преодолевая отчаяние, побрела она по берегу, и обнаружила несколько плавучих брёвен, края которых были сцеплены между собой и закреплены, создавая плавучий мост. Брёвна были скользкие, но Изольда благополучно перебралась на противоположный берег… И проснулась.
Сидит на диване и перебирает в памяти бывших любовников, по-прежнему обвиняя их в своих неудачах.
Ни один из них не оценил её великую любовь, не понял своего счастья.
Как она была обрадована, когда в пятнадцать лет познакомилась у репетитора английского языка с Витольдом, чёрные маслянистые глаза которого ласково смотрели на неё, а улыбка просто сводила с ума. Его родители были с арабскими корнями, но приехали в Таллин из Швеции. Он был старше Изольды на два года. Как только мать с дочерью выяснили, что отец потенциального жениха начальник в департаменте здравоохранения, а мать преподаёт экономику в институте, Изольда влюбилась сразу, напевая: «Вот оно счастье!» Мать была в восторге не меньше дочери, повторяя: «Вот оно счастье! Уж мы его не упустим».
Изольда восхищёнными взглядами всячески старалась обратить на себя внимание Витольда, и ей это удалось.
Витольд пригласил её в кино, потом мать Изольды купила билеты в театр, и попросила Витольдчика сходить с Изольдочкой, потому что она внезапно заболела.
Витольд примчался к театру с опозданием на 15 минут, когда уже Изольда в гневе собиралась уходить.
- Где ты был?! - вскричала она, как будто уже окончательно присвоила Витольда себе.
Затем мать устроила Изольде день рождения и пригласила Витольда в гости с мамой, но он пришёл один, принёс дорогой букет, большую коробку конфет и серебряные серёжки, вызвав неописуемый восторг как матери, так и дочери, но через пару часов ушёл со словами, что к ним приехали родственники из Швеции.
Сколько сил Изольда с матерью потратили на то, чтобы приручить Витольда, но он вёл себя сдержанно, никак не шёл на сближение. Когда же Изольда стала проявлять настойчивость, вовсе стал её избегать, ссылаясь на подготовку к выпускным экзаменам. После окончания школы Витольд исчез на всё лето, а осенью, когда Изольда, наконец, дозвонилась до него, ей ответила его мать, и очень вежливо объяснила, что сын учится в институте, очень занят и попросила Изольду уделять больше внимания своей учёбе и больше не звонить.
Это было первое поражение. Изольда рыдала и на все увещевания матери непрерывно повторяла:
- Хочу за Витольда замуж сейчас же!
Обида на Витольда, который несказанно подвёл её, была так сильна, что Изольда тайком от матери приняла ухаживания Освальда, владельца нескольких цветочных палаток разбросанных вокруг главной площади.
Опытный в любовных играх Освальд, с тонкой ниткой усиков, окружил её вниманием, водил в ресторан, дарил огромные букеты, клялся в вечной любви, однако замуж звать не торопился. Но как он ласкал её, как пылко целовал каждый пальчик, плечико, ушко, какие шептал ласковые слова!
Устоять было невозможно.
Изольда отдалась ему в обычном гостиничном номере, в который, как выяснилось потом, он водил всех своих любимых.
Изольда была уверена, что теперь-то Освальд никуда от неё не денется, и сделает предложение.
Когда он вечером не пришёл, а она как дура прождала его целый час, на другой день при встрече с ним истерично вскричала:
- Где ты был?!
По всей видимости, в мозгу Освальда мелькнуло что-то вроде: «От этой начальницы нужно держаться подальше», - и вежливо сообщил, что у него есть жена и сыновья, и он никогда не расстанется с семьёй, потому что родители ему этого не простят, что если Изольда будет примерной девочкой, то он сделает хороший подарок.
Обиженная Изольда в слезах убежала домой, и всё поведала матери, которая в ярости понеслась искать Освальда. Нашла она его через несколько дней, ярость её несколько поубавилась, когда «негодяй» отделался кругленькой суммой.
Изольда, успокоившись, пожалела о том, что поделилась сокровенным с матерью, и дала себе слово впредь держать язык за зубами. Первый любовный опыт сильно её разочаровал, уж очень он не соответствовал её представлениям. Любопытство не давало ей покоя, ведь она слышала от женщин так много восхитительных слов о близости с мужчинами.
После выпускных экзаменов Изольда устроилась ученицей продавца в парфюмерный магазин, где познакомилась с полноватым и смуглым итальянцем Доменико, на щеках у которого были ямочки, а наличие у него золотой кредитной карточки вскружило ей голову. Она уже представляла свою красивую свадьбу в Италии и свадебное путешествие по Европе. «Хочу замуж за Доменико сейчас же!» - твердила она как заклинание.
При виде Доменико глаза её сияли, улыбка не сходила с лица, она не говорила с ним, а ворковала. Когда же Доменико увидел в её руках учебник итальянского языка и заметил попытки говорить с ним на родном языке, то был настолько покорён, что предложил ей попробовать жить вместе, многозначительно добавив при этом, что возможно заберёт её с собой в Италию.
Доменико разбудил в ней женщину, страсть их была так упоительна, что вскоре Изольда забеременела. Но возлюбленного эта новость не обрадовала. Он был так расстроен, буквально рыдал и рвал на себе волосы и, чтобы успокоить его, Изольда избавилась от ребенка. Доменико восторженно принял это доказательство её бескорыстной любви и заверил, что позже у них непременно всё будет хорошо и дети в том числе.
Но время шло, а возлюбленный только отдалялся от Изольды. Когда она пошла на третий аборт, врач предупредила её, что она может стать бесплодной, тогда Изольда решила рожать. Доменико был в отчаянии, объяснял, что у него именно сейчас проблемы в бизнесе, и он вынужден сворачивать его и возвращаться домой. На вопрос Изольды, что будет с ней и ребёнком он ответил, что у него есть семья и им придётся расстаться. Изольда закатила такую грандиозную истерику, что её понесло:
- Негодяй! - надрывно кричала она. - Где ты был раньше?! - она не просто упрекала Доменико, она обрушила на его голову все обиды и оскорбления, полученные от всех негодяев: «Все вы одним миром мазаны, обещаете золотые горы, а как только добьётесь своего, сразу забываете о своих обещаниях, вспоминаете о своей семье и спешите домой!»
Вот это «все» произвело на Доменико особенно сильное впечатление, он оставил Изольде три тысячи евро, подарил свою машину и исчез со словами, что теперь сомневается в том, что она ждёт ребёнка от него.
Изольда вернулась к матери. Через несколько месяцев родилась Наташа. Жизнь продолжалась. Изольда вынуждена была устроиться на работу, её мать сидела с внучкой. Конечно, у Изольды были короткие встречи, ведь мужчина, любила повторять она, необходим женщине ещё и для здоровья. Поэтому у них в доме периодически появлялись очередные мамины знакомые. Маленькая Наташа очень старалась понравиться этим знакомым, чтобы помочь маме скорее выйти замуж.
Отец Изольды внезапно умер от сердечной недостаточности. Женщины остались без мужской поддержки, а в квартире начались бесконечные проблемы, то электрика нужно вызывать, то слесаря. Хорошо знакомый всем жильцам слесарь дядя Ваня ушёл на пенсию, а вместо него ремонтировать бачок пришёл новый слесарь, худощавый, загорелый Анвар.
При виде Изольды глаза Анвара заполыхали огненным пламенем. Он не мог выговорить ни слова, а она только самодовольно улыбнулась. Он аккуратно сделал свою работу, но от денег отказался, и сказал, что для такой красавицы всегда всё буде делать только бесплатно. Изольда же подумала о том, что влюблённый Анвар может быть весьма полезен не только для решения бытовых проблем, но и для здоровья. Страсть Анвара была столь очевидна, что Изольда не устояла. Анвар стал приходить к ней вечерами в дни своих дежурств на пару часов. такого пылкого и ласкового любовника у Изольды не было. Она иногда даже сожалела о том, что он совершенно не вписывается в её планы. С Анваром они практически ни о чём не разговаривали. Изольде даже в голову не приходило, что у него есть семья. Но однажды она увидела, как из подвального помещения их дома вышел Анвар с женой и тремя маленькими детьми. При виде Изольды Анвар опустил глаза. Когда же он позвонил вечером в дверь, Изольда объяснила ему, что скандалы в их доме ей не нужны, она сыта по горло женатыми мужиками.
Поиски мужа Изольда продолжила через сайт знакомств. Предложения поступали постоянно, но как разобраться в таком потоке и определить реальную кандидатуру? Всё же ей это удалось. Она остановилась на англичанине, который предложил ей встретиться на неделю в Египте, оплатил ей поездку вместе с дочерью. Изольда отправилась с дочкой в Египет. Наташе было десять лет, она не хотела ехать с матерью к очередному потенциальному отцу, плакала, но мать с бабушкой убедили её, что её счастье возможно только тогда, когда мать будет счастлива. Эта неделя в Египте показалась Изольде адом. Англичанин оказался настолько скупым и скучным, что она еле дождалась конца отдыха и уже в аэропорту разругалась с ним, когда он стал требовать у неё возмещения хотя бы части расходов, но Изольда в ярости заявила ему, что это он ей должен за то, что она его ублажала.
После неудачного отдыха с англичанином Изольда больше месяца в тоске сидела дома, мать же вертелась, нервничала, пытаясь пристроить дочь в какую-нибудь иностранную фирму, в надежде реализовать свою мечту о богатом зяте.
Случайная встреча матери Изольды с бывшей одноклассницей помогла ей устроить дочь секретарём в офис одной фирмы, хозяином которой был состоятельный немец Гюнтер. Высокая, стройная Изольда очаровала коротышку Гюнтера, который годился ей в отцы, ласковой улыбкой, обволакивающим голоском и беззащитностью. Изольда не спускала с Гюнтера преданных глаз, старательно исполняла все его поручения, следила за тем, чтобы он обедал в одно и то же время. Щебетала ему на ушко, чтобы он берёг своё здоровье, которое её очень беспокоит. Такое внимание юной девушки льстило Гюнтеру, семья которого жила в Германии. Он навещал жену и взрослых детей один-два раза в месяц, но регулярно созванивался с ними. Изольда с трудом переносила эти звонки, но виду не подавала. Сын Гюнтера был на три года старше Изольды, а дочь на два года моложе.
Постепенно Изольда выяснила, что жена старше Гюнтера, это вселило в неё надежду стать законной супругой босса. Она стала заботиться о нём с ещё большим рвением, жаловалось на строгую корыстную мать, рассказывала, что бабушка обижают её дочь Наташу, так убедительно, что Гюнтер стал помогать ей с дочерью, а когда она, рыдая, призналась ему в своей огромной любви, купил для совместной жизни небольшую квартиру. Первые месяцы жизнь их была безоблачной. У них появилась помощница по хозяйству, Изольда стала регулярно посещать салоны красоты, заказывать себе одежду из Германии, при этом каждую покупку обсуждала с Гюнтером. Они втроём несколько раз ездили на выходные дни в Австрию и Италию. Изольда ликовала. Не прошло и года, как Изольда настолько вошла в роль жены Гюнтера, что на лице её появилась надменное выражение, а в голосе стали преобладать повелительные интонации.
Когда он являлся поздним вечером, а то и ночью, то ему пулей в лоб летел визгливый скандальный вопрос:
- Где ты был?!
Гюнтер всё чаще проводил вечера в ресторанах, а на все выходные и праздничные дни уезжал к семье. Он стал отдаляться от Изольды, а она всё чаще упрекала его в том, что он только кормит её обещаниями о разводе. Сообщение Гюнтера о том, что он возвращается в Германию, и что они расстаются, повергло Изольду в глубокую депрессию. Но Гюнтер совершил всё-таки широкий жест, оставив Изольде свою маленькую квартиру с видом на море в Меерхофе.
Пошёл снег. Изольда очнулась от снежной музыки, прислушалась: шу-шу, ша-ша, бесшумна та мелодия, но Изольда слышала столкновения снежинок. Тихо-тихо доносились звуки отовсюду. Потом всё сразу побелело, как будто вид на море закрыл занавес. Метель покрасила белилами окно, и потолок казался ещё белее, но Изольда всё равно приоткрыла створку, чтобы снег влетел в комнату.
Потом Изольда одевается и идёт по узкой снежной аллее к морю, где над чёрной водой носятся чайки. Изольда несёт большой пакет, набитый крошками хлеба. Хлеб она покупает только для чаек, сама не ест, чтобы не поправляться.

 


"Наша улица” №220 (3) март 2018

 

 


 
kuvaldin-yuriy@mail.ru Copyright © писатель Юрий Кувалдин 2008
Охраняется законом РФ об авторском праве
   
адрес в интернете (официальный сайт) http://kuvaldn-nu.narod.ru/