Инна Иохвидович "Путь наверх" рассказ

Инна Иохвидович "Путь наверх" рассказ
"наша улица" ежемесячный литературный журнал
основатель и главный редактор юрий кувалдин москва

 

Инна Григорьевна Иохвидович родилась в Харькове. Окончила Литературный институт им. Горького. Прозаик, также пишет эссе и критические статьи. Публикуется в русскоязычной журнальной периодике России, Украины, Австрии, Великобритании, Германии, Дании, Израиля, Италии, Финляндии, Чехии, США . Публикации в литературных сборниках , альманахах и в интернете. Отдельные рассказы опубликованы в переводе на украинский и немецкий языки. Автор пятнадцати книг прозы и одной аудиокниги. Лауреат международной литературной премии «Серебряная пуля» издательства «Franc-TireurUSA», лауреат газеты «Литературные известия» 2010 года, лауреат журнала «Дети Ра» за 2010. В "Нашей улице" публикуется с №162 (5) май 2013.
Живёт в Штутгарте (Германия).

 

 

 

вернуться
на главную страницу

Инна Иохвидович

ПУТЬ НАВЕРХ

рассказ

 

Валентина смотрела вслед уходившей матери и жалость,к её сутулившимся плечам и мелким шажкам, ко всей удалявшейся и оттого становившейся всё меньше  фигурке, сменилась раздражением, когда мать не рукой, а напподав коленкой открывала двери отделения, чтоб выйти. Она припомнила, как мать сидела и здесь, в коридоре, на скамейке, стараясь ни до чего не дотронуться, с полубрезгливым интересом, исподлобья разглядывая проходивших больных женщин. И это  Валентину нервировало настолько, что она и поспешила побыстрее спровадить эту старую женщину с будто специально сведёнными плечами и втянутой, словное безшеей головой.
И ещё что-то такое было в матери, что не давало Валентине покоя.   Эта страдалица, нелепо-смешная женщина была совсем из другого, здорового, а следовательно высшего мира, чем все они, в одинаковой серо-зелёно-синей одежде, женщины и вовсе молоденькие девчонки, чем она, её дочь Валя - сифилитичка, изгнанные из домов и улиц, помещённые сюда, запертые тут, отверженные!  Ладони её взметнулись вверх, прохладой легли на запылавший лоб, на щёки на которые невидимая болезнь наложит своё клеймо.  Печать её Валентина видела на лицах своих сопалатниц.
У них-то понятно почему, у привычных обитательниц кожвендиспансеров, знакомых всем в вокзальных отделениях милиции, тюрьмах и исправительно-трудовых колониях и прочих подобных учреждениях, у них, у самых  самых захудалых жриц Любви, где-нибудь в железнодорожном тупичке или у стен складов, в бурьяне и в пыли пустырей, исполнявших с такими же как и они, мужчинами исконные обряды её! Алкоголички и самые дешёвые проститутки, (ценой в бутылку дешёвого вина).У них было  ясно почему и отчего! А она?
Ныне  и они. и она. Валентина, вся их масса, была едина. Спаяна болезнью, негодованием против милиции  и врачей, засадивших их сюда и державших взаперти.
Валентина лежала на койке, а на другой кровати рядом,  сгрудившиеся женщины (или как они называли сами себя -«девки», выпив (в обход больничного режима они ухитрялись добывать спиртное) играли в карты, весело-матерно переговариваясь и поругивая друг дружку.
И вся дикость происходящего, как показалась бы ей две недели назад, не возмущала Валю, ведь все они, и она в их числе, в казённой одёжке, с бледно- блеклыми (без косметики) лицами, все безвозрастные (что двадцать, что сорок лет) были уравнены  болезнью.
«Сифилис» - слово произносимое со страхом и отвращением  почти всеми людьми, было здесь обыденным и простым от частого произнесения! Больные им женщины называли  болезнь запросто  -  «сифоном» и охотно делились своими ощущениями или любили  поговорить о самочувствии и лечении.
Они давно перешагнули , каждый свою, отделявшую их от большинства людей, черту.
Валентине было особенно тяжело, несчастье свалолось на неё в миг торжества...
Месяц перед больницей был незабываем, наверное самый счастливый в её жизни.  Наконец-то, пережив, перестрадав многое - стыд, неловкость, бедность, свою неухоженность она была равная среди равных в компании, о которой мечтала с отрочества! Это были парни и девушки, небрежно элегантные в своих дорогостоящих одеждах, пачками  выкуривавшие длинные и тонкие американские сигареты, зажигаемые от ронсоновских зажигалок, с японскими  магнитофонами подмышкой, швырявшихся деньгами в то и дело сменявшихся барах. Это был как волшебный сон из фильма, дивный и долгожданный, так , что иногда она недоверчиво смотрела на свою руку.Ногти искрились от лака с вкраплениями. Пальцы  держали  сигарету, похожую на тёмную деревянную палочку с красноватым огоньком на кончике. Она смотрела и подчас не верила её ли это и рука, и сигарета.
И как в кино захватывающе-красивыми были ночи, в чьей-то большой квартире или на просторной даче: полумрак, музон, вино и любовь! И отношения между ребятами и девушками были лёгкими, не обязывающими, без глупых вспышек ревности, чьей-либо угрюмости и недовольства, злобы, а со смехом, с шуткой, с наслаждением...
Когда же один из компании, весёлый, всёзнающий Владик провозглашал, что ещё древним было ведомо, что неблагому бог даёт заботу - копить и собирать, чтобы отдать тому, кто благ Ему. То Валя соглашалась.
Да, да, ей ли не знать этого?! Что было смыслу в жизни её матери - простой бухгалтерши, сидевшей подчас до полуночи за отчётами-расчётами, получавшей мизер, и ничего не вкусившей от жизни?! Ведь и сама   Валентина смотрела с восхищением, доходившим до почитания, на  модно одетых, державшихся особняком мальчиков и девочек, на так называемое «высшее общество класса», с неизвестными ей привычками и замашками, с вечеринками в кругу, не допускавшими чужаков.
Недаром Валентина прошла свой путь, не напрасна была её жертва. Она видела подтверждение этому, когда выйдя из машины шествовала мимо швейцара, державшему для неё ресторанную дверь, и тогда, когда сидя на летней веранде кафе потягивала через трубочку коктейль и ловила обращённые к ней изумлённые взгляды старших школьниц, прогуливавшихся  по аллее. Она и её приятели были для этих подростков, как в своё время и для неё - высшими существами, иными , чем другие, знавшим нечто сокровенное  о тайнах жизни, и прожигавшими её напропалую.
Правда  среди них, среди тех,  где нынче она слыла «своей», всё это им  было дано от рождения, в силу папино-маминого положения или того что родители их могли  хорошо устраивать «дела»! И оттого, Валя иногда начинала испытывать неуверенность, в истоке которой лежал страх! «Выскочка» приходило на ум слово, чётко обозначавшее её боязнь. Иногда у неё возникал комплекс «Золушки», она не могла забыть сказки о девушке, у которой после бегства по дворцовой лестнице  бальное платье сменилось фартуком замарашки.
Для Валентины сказка эта была правдивейшей историей на свете, настоящая быль! Ведь без платья и хрустальных башмачков никто не мог  признать в ней очаровавшую всех принцессу! В этом -то и заключалась по мнению Валентины главная, что ни на есть правда! И в ответ на сетования матери по поводу её одежды и поведения, произносившей известное, вроде того, что по одёжке только встречают, Валя как-то ответила, ей: «Мамочка! Ведь слова уходят, а вещи остаются».
Да она сама достигла всего, пробилась, открыла двери, ведущие «наверх» и вошла...
Никто, если не считать приятельницы Лёльки, не знал какой ценой это далось Валентине, теперь коротко Тине, как звали её нынешние друзья.
Закончив школу устроилась Валя работать в прокатный пункт. Потянулась нитка дней (с десяти утра до семи вечера, час перерыв), в полуподвальном помещении, где она выписывала квитанции, выдавала вещи, считала деньги, писала отчёты и ждала... ждала конца этому призрачному, до какого-то оцепенения, своему существованию. Пусть она некрасива (скорее она была неприметной, с правильными чертами лица и неплохо сложённой) пусть неспособна к  учёбе и непригодна  к какой-нибудь толковой работе, но не для этого же, сонного сидения, для прозябаниия родилась она на свет?!
И тут, словно для того, чтобы указать дорогу, вывести из дремотного  царства дней, появилась Лёлька,всего лишь продавец-ручнист из аптеки на углу, что у прокатного пункта. Лёлька, как живое вполощение Валентининой мечты, с ног до головы одетая-обутая в импортное, с сигаретой «Кент» во рту! И это при её-то зарплате, живущей в родительской семье с многочисленными братьями и сёстрами. И то, что она вещала между двумя затяжками, было так знакомо и понятно Вале! Да и что мудрёного изрекала Лёлька, что выйти замуж за работягу и самой надрываться, как домашней скотине, это ужасно! Уж лучше найти хорошего любовника да и жить в своё удовольствие. Это что ли не было известно Вале?  Она только возражала подруге, что женщины теперь не больно высоко котируются, упали, так сказать в цене!  А Лёлька этому лишь улыбалась, да как-то  загадочно хмыкала, будто знала она о чём-то неизвестном Вале.
Наверняка так и есть, думала Валентина, разглядывая очередную подругину обновку, опять «фирмовую».
И Лёлька  раз, не выдержав, поделилась! Это всё покупал ей её парень - студент из одной африканской страны!
Валю её признание ошеломило! Хоть и была она девственницей, но  просто смотрела на взаимоотношения полов, её поразило то, что Лёлькин любовник был негром?!
Она помнила их в ярких национальных одеждах, поющих и пляшущих на школьном вечере, и мерзнувши по зиме от холода.
А Лёлька продолжала виться вокруг неё, потрясая нарядами и экзотичными названиями напитков, выпитых вчера или позавчера, пртиносила сигареты, пластинки, жевательную резинку...и Валентина поняла - другого пути у неё нет. Или - или.
Африканца звали Даниэль. Он был вовсе и не безобразный, а наоборот, с тонким, правильной формы носом, совсем не с вывороченными, а красиво очерченными губами... «Но Боже, до чего же он чёрен!» - вскрикнуло поначалу в ней всё! А был он  милым, обаятельным,к тому же  щедрым!
«Валья», - шептал он, целуя её, мягкое,разливистое «л» впервые  услышанное  ею в собственном имени,  услаждало слух.
Удивительно, но она привязалась к нему, и вечерами лёжа возле него в блаженной полудрёме слушала длинные на ломаном  русском повествования о водах озера  у которого он вырос. О племени тутси, к которому принадлежал, о своей, как райский оазис земле на самой середине раскалённого континента. Он был уроженцем крошечного государства, помеченного на многих картах цифрой. Несильная в географии Валя никогда и не слыхала о таком.
Даниэль был славным  парнем, и если бы только был он белым,лучшего и желать нельзя было.
А так она мучалась, как бы кто не узнал, не увидел бы бы не дай Бог их вместе.
В те редкие разы, когда они с Даниэлем , под покровом темноты  решались вместе выйти,  случалось разное. Не спавшие и в поздний час малолетки свистели и кричали ей вослед: «Шлюха, связалась с черномазым» или того похуже. А респектабельные с виду пары или одиночки лишь искоса поглядывали. А раз им еле удалось избежать драки, когда трое пьяных собрались  избить их!
Постепенно она перестала воспринимать цвет его кожи, как нечто чужеродное. А пробудившаяся  в ней женщина, заигрывала с ним и кокетничала. А в иные минуты  любила его
длинное и чёрное тело!  Он называл её нимфеей, нимфой, как она узнала по-гречески невестой, а она его ласково - Дани. Но в начале лета он уехал на каникулы, домой.
Валентина с такой же «соломенной вдовой» Лёлькой погрузились в «весёлую» жизнь. Они стали постоянными посетителями баров, где выкуривали свои сигареты, выпивали свою порцию спиртного  и демонстрировали свои шмотки. В одном из  этих злачных заведений Валя и встретила Серёжку  - одного из представителей их бывшей школьной «элиты».
Cергей был весь в «фирме», галантен, комплиментарен, говорил, что Валю совсем не узнать! Так похорошела, «девочка, что надо» и всё в этом же роде. Через него она и попала в компанию, где стала «звездой»! И вдруг посреди потрясающего, шумного триумфа её и настигло...
Сначала это были вызовы в кожно-венерологический диспансер, в связи с тем, что состояла в половом контакте с таким-то и таким-то, там Валя узнала фамилии своих партнёров. Потом положили на обследование, вот уже и лечили...
Поначалу Валя удивлялась, отчего среди пациентов нет девушек, участвовавших, как и она в групповых и индивидуальных совокуплениях с теми же лицами, что и она?! И лишь потом до неё дошло, ведь их родители, те, что были «кто-то» или  просто хорошо умели устраивать «дела», и на этот раз позаботились о своих отпрысках и о себе. Профессора-венерологи, доценты и обыкновенные врачи лечили их детей не в стационаре, а частно, не заполняя официальных карт, что идут на хранение  для статистики заболеваемости.
От этого она не испытала особой горечи, какое ей дело было до них, к тому же так было, так есть и так будет. Всегда! Её приводило в отчаяние другое, ей уже не подняться! А не проводить же жизнь  среди этих, на них она стала походить, на этих «женщин»!
«Сифилитичка» - она криво улыбнулась, представляя как станут говорить о ней. Как прокажённой, не воротиться ей в тот мир, где была.
А Дани? А как же он? Ведь если узнает? Так ведь это он первый во всём и виноват! Как это раньше она не задумывалась над этим?! Это же они,  чёрные завозят к нам разные хвори и специально заражают наших девушек! Она и не думала о том, что он-то вовсе не болен. Это не имело значения! Чёрное и белое.  Ужасное гадкое чёрное оскверняет белое, поражает заразой светлую плоть!
Выходя из палаты закурила, оставив в палате играющих. Как раз в это мгновение  двое женщин вцепились друг дружке в волосы, и катались по кроватям и полу и орали, уличая друг дружку в жульничестве, а остальные с интересом, подбадривая их возгласами, наблюдали за ними.
«Валья», - с озлоблением цедила она сквозь зубы, вышагивая по коридору и пыхтя сигаретой, - попадись мне чернорожая скотина, изувечу гада»...
Поздно вечером стояла Валя у окна с одной из больных, от той пахло спиртным. Говорили  они о том, о сём. Пока вдруг неожиданно, неизвестно почему  разговор не коснулся иностранных студентов, африканцев в частности.
«Это от них, от чёрных идёт наша болячка! - вдруг ни к чему, будто «прочла» Валины раздумья откликнулась захмелевшая женщина. «В пятидесятых её особо не было...» - она заулыбалась , обнажив гнилые останки зубов и продолжила, - я бы этих тварей, что с ними путаются, постреляла бы, - продолжила она , после паузы, уже без улыбки.

 

Штутгарт

 

 


“Наша улица” №251 (10) октябрь 2020

 

 


 
kuvaldin-yuriy@mail.ru Copyright © писатель Юрий Кувалдин 2008
Охраняется законом РФ об авторском праве
   
адрес в интернете
(официальный сайт)
http://kuvaldn-nu.narod.ru/