Валерий Краско "Колыбельная собаке" стихи
"наша улица" ежемесячный литературный журнал
основатель и главный редактор юрий кувалдин москва

 

Валерий Львович Краско родился в 1941 году в Ростове-на-Дону. Окончил Московский энергетический институт. Всю жизнь занимается альпинизмом. Член Союза писателей России. Автор четырнадцати книг стихотворений.

 

вернуться
на главную страницу

 

Валерий Краско

КОЛЫБЕЛЬНАЯ СОБАКЕ

 

***
Что это? - Ни сердцу, ни уму? -
Это - “вето” на “пошла ты на”!
Это - всем нужна и никому? -
Это - мама, папа и жена.
Это - след от света в полутьму,
это - смета тьмы - где? - А нигде
или где-то там, где - не пойму...
Это - дети, внуки и т. д.

Что это? - Пядь века без пяти?
Это - бомба в тёмную “без трех”? -
Это - плоть от плоти во плоти,
это - мета Рока между строк.
Это - Лета в наш последний бой,
это - где я наг и одинок,
это - наша быль и наша боль? -

Это наша Родина, сынок...


***
Ты жизнь без меня прожила,
меня поджидая незримо
за гранью былого, где мгла
окутала грим пилигрима.

Ты жизнь прожила без меня,
незримо меня поджидая
за гранью грядущего дня,
куда не дойду никогда я.

В разлуке мы прожили жизнь
в две жизни... Могло бы Святое
случиться в тиши - окажись
ты там, где прошел только что я.

Я многих любил не любя -
и нету страшнее расплаты,
что прожил я жизнь без тебя,
что жизнь без меня прожила ты.


КОЛЫБЕЛЬНАЯ СОБАКЕ

Засыпаем - скомкана котомка
дум о том, что дом не одинок:
глупая собака - лает громко,
умная собака - спит у ног.

Спи, собака Совести и Чести,
и неси на небеси свой крест:
надоест - уйдем с тобою вместе
в честные места из местных мест -

там наш храм поет, а не пылает,
тaм в бедламе хам, а не пиит,
там конвой не воет и не лает
в час, когда собака сладко спит -
спит и видит солнышко в зените
на орбите Чести и Стыда,
так что - ради Бога - не будите
спящую собаку, господа!


***
Зима - схожу с ума:
объята тьмою тьма.

Весна - сижу без сна,
и тьма по тьме темна.

А летом - не пойму,
уйму ли тьмою тьму?

В осеннем полусне
одно у тьмы на дне -

что в темени зимы
системна тема тьмы...

Зима - обжег снежок:
схожу с ума, дружок.


***
В пустыне мира - как мираж -
рожденная несовершенством
мысль изреченная есть блажь,
но освященная Блаженством.

Умен галдеж ученых рож? -
Природа Речи - первородна:
“Мысль изреченная есть ложь”? -
Неизреченная - бесплодна.

Молчанья черная стена
прочна, но сметена поэтом:
мысль изреченная - темна -
оплодотворена рассветом!


***
Беззвезден и зеленоглаз Маразм -
спецназом глаз наедет на звезду
в тот час, когда зайду умом за разум
или умом за Разумом зайду:

рыдает Разум в чувственном
капкане,
не рад алмазам в собственной стране,
и нет мне покаяния, пока не
истлело тело в рёберной тюрьме.


НОСТАЛЬГИЯ ПО “ДИНАМО”

Мы - дети - не в ответе
за сети MBД:
забыто все на свете
при свете буквы “Д”.

Забыт убогий, бедный
послевоенный быт,
и только гол победный
забит - и не забыт!

Бараки, страхи, драки
а враки строк и струн
забыты в полумраке
рыдающих трибун.

Забыт усатый деспот -
зарыт во тьме веков,
когда на поле Бесков,
Трофимов и Блинков.

Забыты горы, море
и звездные миры,
едва нагрянет горе
проигранной игры.

Забыта даже мама -
на все века, пока
болею за “Динамо”
и против ЦДКА!

УЦЕЛЕВШИЕ

I.

“Некоторые из значительных членов союза
были отстранены от следствия,
не названы в докладе
и прощены под предлогом молодости и раскаяния”.
(Из записок декабриста М. С. Лунина.)

- Вы свободны, господа -
Стопроцентны алиби...

Вот мгновение, когда
Воля - высшая беда:
Ненавидишь,
а люби!

Этот - мгле под колесо
Кинулся в смятении.
Тот - с Вольтером и Рycco
Заперся в имении.

Все доспехи хороши
Всаднику без лошади -
Все равно ведь ни души
На Сенатской площади -
Только ветер ледяной
Гнета государева...

- Господи, какой ценой! -
Прорыдало зарево
Поздней мудрости, спеша
На свиданье с бездною...

Чья-то грешная душа -
В страхе пред небесною
Карой - подвела итог
Всем страстям неистовым
истиной:
“Храни вас Бог,
Мученики Истины...”


2.

“... истинное благо
и справедливое провидение
предает человека
той судьбе,
которую он сам себе устроил”.
(Из записок С. П. Трубецкого.)

Он должен был выйти -
не вышел
На Площадь...
Застыло чело
Над пропастью:
“Господи, выжил -
Но только во имя чего?”
Согласно вселенским законам,
По воле юдоли мирской -
Пожизненно-звездно закован
В бессонницу
князь Трубецкой.
Но вовсе не звезды, а лица
Соратников
отражены
В глазах -
Что ему власяница,
Острог или жертва жены!

Как все это просто и ловко
Подстроено -
не прекословь:
Награда за храбрость - веревка,
Расплата за трусость -
любовь?

Когда же “взыскующий града”
Хотя бы покой обретет?
Когда обернется Награда
Расплатой
и наоборот?

Нет, сорваны все покрывала,
И вот уже где-то вдали
Взошел над голгофою бала
Ликующий
лик
Натали.


***
Розы, растущие в поле.
Грозы в надмирных мирах.
Вой о покое и воле...

(Я не хочу умирать!)

А ведь пора бы, пора бы.
Pa - у Горы на краю.
Рады рабы и прорабы...

(Не от любви - так в бою!)

Явь - то белила, то охра...
Сны - то нигде, то везде.
Настежь распахнуты окна...

(Лучше бы все же - во сне).

Розы, растущие в поле
на виртуальном ветру...
(Я не умру а п р и о р и -
я н и к о г д а не умру!)


SO-SONET ИНЕТТЕ

Ложь дозирована - ложь
глазирована лазурью лаза
в разум по безумью:
не солжешь - не проползешь

и не выползешь... Как вошь
в шевелюре дури - дурью
озари нору куркулью:
где положишь - там возьмешь.

Что ж, ползи по бес-дорожью
вдоль стези словес к безбожью
и в грязи безглазых рож

брак с пра-мраком обретешь
лож дозированной ложью,
если замуж невтерпеж...


ДЕТЕКТИВ

Живу - наяву: то мерцаю,
То гасну, свой свет укротив.
И - в зеркале снов - созерцаю
Деяний своих детектив.

И ложны они, и правдивы -
Так сложно закручен сюжет:
Темны злодеяний мотивы,
Есть жертвы - свидетелей нет,
Туманны “примет” описанья -
Не могут распутать клубок
Ни следователь, то есть сам я,
Ни сам Судия, то есть Бог.
И все же грядет - в этой хрупкой,
Как жизнь, но железной игре -
Развязка -
с трубой или с трубкой
Поэзия, словно Мегре,
Ворвется, рыча или блея,
И рифмой мой труп озарит...
Нa миг отвлекусь от дисплея
На вспыхнувший метеорит -
И нить откровений и фальши,
Растаяв в рассветном дыму,
Опять оборвется -
и дальше
Опять ничего не пойму...


ВИНА

В том, что по пройденным годам
был путь суров и не бескровен,
виновен вроде бы Гайдар
и Ельцин вроде бы виновен? -

Виновен я, виновны вы,
одной виной виновны все мы -
и в оголтелости молвы,
и в бессистемности Системы,

а в том, что чахнет кипарис
в морозах становищ-зимовищ,
не виноваты ни Борис
Абрамович, ни Абрамович.

СТАНСЫ

1.
У вас в шкафу - кордебалет
приснившихся одежд,
а у меня в шкафу - скелет
несбывшихся надежд.

2.
Всё канет в Лету - и аид,
и рай, и блуд, и брак...
Скелет скелету говорит:
“Сыграем в кости, брат?”

3.
Как жизнь я прожил? -
А никак, мрак множа на строфу...
Нет правды, говорят, в ногах? -
В шкафу она, в шкафу!
4.
У вас в душе - на много лет
и лжи, и полулжи,
а у меня в душе - скелет
несбывшейся Души.


***
Л. Ш.

Не спал, терзая совесть
безбожьем полуснов -
боялся он бессонниц,
но больше - “северов”:
во мраке снежно-белом
бараки, холода...

Теперь на Колыме он,
А северней - куда?

Ha спал, устал - боялся
ареста и тюрьмы...
Теперь он отоспался
на нарах Колымы.
Пиши Свободе оду,
коль духом не ослаб:

“Верните мне свободу -
с бессонницей хотя б!”


***
Ты нищ, как мышь,
в кармане шиш -
“еще” или “уже”
ты нищ? - Зато какая тишь
тишайшая в душе!

Но взор - от духоты - тяжел,
и зол, и рыж как ты...
Мятежным Духом ты прожжен
иль нищей нищеты?

И богачи, теша тщету,
что в жизни счастья нет,
тебя убьют за Нищету,
чтобы не застил свет,
сказав: “На кой т а к о й изгой
ни в зэки, ни в шуты...”
С какой высокою тоской
на них посмотришь ты:
нет, в небеса не воспаришь,
как стриж на вираже -
заплачешь,
но какая тишь
тишайшая в Душе!


***
Прозреваю Тайной: прозреваю
тайно - у видений на виду...

До утра я - рай,
но разве раю
виден Ра в приснившемся аду?

Для Солиста - яд,
для хора - шоры,
чтоб не зреть харонову ладью...

Наяву я - ад,
но хорошо ли
аду в неприснившемся раю?

То я здесь, то там,
то свет, то тень я,
сна лжебитва - явью у виска...

Прозреваю Таймом -
за мгновенья
до Арбитра резкого свистка.


ЧП (Чехов - Пастернаку)

Опять бессонница, опять
не спать заумной тати,
где пятью пять не двадцать пять -
пять в траурном квадрате:
свеча горела на столе,
сны корчились, бессонны,
ружье висело на стене,
но кончились патроны.

***
“Так он писал темно и вяло...”
(А. С. Пушкин)

На заре пропел петух,
кукареча...
Я Земле, чей млечен дух,
стал предтечей.
Не пророк я Небесам -
свирепея,
в синеоком небе - сам
по себе я -
продышу пургой в окно
перевала,
что пишу порой темно,
но не вяло!

***
Я во все глаза глядел,
в небеса вонзая зенки,
но Владыка тел и дел
Проглядел мои гляделки.

Я глядел во все глаза -
были помыслы так жалки,
Что творящий чудеса
проморгал мои моргалки.

А теперь в глаза судьбе
я взираю, не моргая -
вижу лишь Себя в себе,
а не друга, не врага я:

то ли боли ледяной
моя доля на исходе -
что-то славное со мной
на восходе происходит,

и глаза моих обид,
как тореро на корриду,
вылетают из орбит
на всемирную орбиту.


ВОЛЯ

Ныть о тати на закате
иль во мгле зарю готовить,
быть не в стаде и некстати -
воля не моя на то ведь.
Слыть ли сытою дворнягой,
выть ли волком в чистом поле
с суицидною отвагой -
ах, на то лишь Божья воля!

Стать звездою на вершине
или мздою у подножья рая,
где мы согрешили...
Но на то уж воля Божья.


ЛOX

Астролог уходящего дня,
где всё лажно и ложно,
да, я лох, потому что меня
обмануть так несложно!

Нe велик - не xopoш и не плох,
никомy не начальник,
я не лих, потому что я лох,
иногда даже чайник.

Я оглох от сирен бедолаг -
в суете ли, в грехе ли? -
Да, я лох, потому что я лак
на персте у Психеи.

Логос - логово-лоно берлог,
прочен ров пра-закон:
лоху - лохово, богову - Бог,
прочим - трон лохотрона.


ХРОМОЙ С СУМОЙ

“Немой сказал глухому, что слепой видел хромого, бегущего, как олень”. (Восточная мудрость.)

В тюрьму с сумой бреду, хромой,
без дум, без цели...
“Му-му!” - во тьму сказал немой -
не мне ли?

Ослу сую бадью с пургой,
с тоской по дому...

“Я слушаю!” - сказал глухой
немому.
Про катаракту звонче пой,
про глаукому!..

“Увидимся?” - сказал слепой
глухому.


***
Итак, опять бессонница, Гомер,
тугие паруса и восхожденье
к вершинам вер по шхерам полумер,
миражей и химер нагроможденье,
ежетысячелетнеежедневный
от альфы до омеги зон азов...

Я древний грек,
я гревний дрек,
я гневный
ответ Керзону зоны, где озон -
озноб зимы, забытой в мавзолее -
во мгле аллеи гор и Горок,
но
немного тьмы - и свет еще светлее,
немного света - и не так темно.

ПАРАБОЛА

Греку реку не пророчь тьмы! -
Некто шепчет в тишине некому
имяреку: эта ночь - мы,
и помочь тебе и мне некому.

Стал голгофой вифлеем уст
на закате: просто ты - вечером
Бытия - небытием пуст,
и отнять у Пустоты нечего.

ГРЕКИ

С Христом Олимп окрестив
бескровно,
мой предок - веку испокон -
Христово Слово славил, словно
Сократу вторивший Платон.

В Крыму с не-греками рассорясь,
другой мой предок - здесь и днесь -
вещал, что в Греции не всё есть,
но Честь и Совесть все же есть!

А третий, празднуя разлуку
с гулагом, ракам вопреки
отважно сунул в реку руку,
чтобы осмыслить рок Реки:
спешат, как в море, в Имя реки,
ведь имя рек - не имярек...

Гомер и Аристотель - греки,
но и Мавроди* - тоже грек!

*Сергей Мавроди - крупный аферист конца XX века


МЫ ГОВОРИМ...

На полустанке пустом, незнакомом,
где глас безгласен, как мгла без глаз,
Мы говорим “блин” - подразумеваем
“комом”,
мы говорим “пли!” - подразумеваем
“фас!”

На перевале тысячелетий,
где ум за разум зашел в мольбе,
мы говорим “Рим” - подразумеваем
“третий”,
Мы говорим “блин” -
подразумеваем “б”.


***
Мой крах - в долгах,
в грехах,
в попойках
мой страх - в кострах небытия,
но как - такое! - так! - такой как
Ты! - мог сказать такой как я?

Да, чтобы небо обезгневить
и обезвредить бред и мрак,
я мог сказать,
но не Тебе ведь
и не такое
и не так!
В бессонных поисках покоя
осатанев от суеты,
как мог сказать
так и такое
такой как я
такой как Ты?!

***
Если кто-то что-то хочет от кого-то,
если что-то хочет от кого-то кое-кто -
в том не чья-то, не ничья и не забота,
а расплата света и за это, и за то.

Если кто-то по кому-то почему-то
разрыдался, сдался в тлен гулагу
бедолаг -
в том не месть, а весть благая, что
кому-то
никаких - ни от кого - не надо благ!

Если кто-то в ком-то не обрел
награду,
если в ком-то кто-то, словно шов,
сошел на “нет”
в том не месса света по чьему-то
мраку,
а расплата мрака за погасший
в ком-то свет...


ТРИ АДА
(триада)

I.
Верю я, шалишь, глазам уж -
это было разве раз? -
Полюбила - вышла замуж,
разлюбила - развелась.

Крова от любви - нигде нет,
вечен гром душевных гроз:
“Что ей надо было -
денег
иль свободы?” - вот вопрос.

2.
В бедности тень соучастья
с нуворишем во тщете...
Говоришь, не в деньгах счастье? -
Счастья нет и в нищете.

Есть богатства безответность,
спесь лукавства - тоже есть
в утверждении, что бедность
не порок,
но и не честь.

3.
“...всех чаруя...” Все так просто! -
Проще рифмы “бровь - морковь”...
Все же воздержусь от тоста
за “свободную любовь”.

Правит похоть хоть охотно
и скотами, и людьми,
только та любовь “свободна”,
что свободна от Любви...


НАГОТА

Озоном бессонного мая
сквозит, высока и чиста,
небесному зoву внимая,
немая Твоя Нагота:

ни края у Ней, ни конца нет -
лишь Млечная Речь Бытия,
когда над мирами мерцает
извечная Вечность Твоя,

где правит и мигом, и веком,
и ангелами, и людьми
чреватое Миром и Светом
нетленное Лоно Любви.


ДОРОГАЯ

Да, ты дорога мне, дорогая -
все же не дороже тех дорог,
о которых я радел, рыдая
и рядя то вдоль, то поперек.
Да, ты, дорогая, дорога мне -
до могилы ты мне дорога,
но твой вой на безымянном камне
не дороже друга и врага.

Дорогая, как ты сладко спишь там,
где не я в твой космос вознесен...
Для меня ты, дорогая, слишком
дорога, чтобы прервать твой сон.
Дорогая! - Ты, а не другая,
озаришь звездой ночную тишь?..

(Для меня ты слишком дорогая -
ты не по карману мне, малыш.)


***
Когда его хотели - не хотел он,
когда хотел - летел, дебил, в бедлам
безликих тел
и оголтелым телом
пел гимны анонимным тем телам.

Его душа с Душою душ дружила -
тужила, полулжи на вираже,
но душу боль душевная душила -
был душам он душой не по душе.

Не крал, не врал, орал хорал
победам,
всем доверял, не веря никому,
и говорил, что думал,
но не ведал,
что он умом умам не по уму.

И лишь теперь, миражами завьюжен,
он понял в ужасе глухонемом,
что тем, кто нужен, он уже не нужен
ни телом, ни душою, ни умом.


ДОСТАЛИ...

Я до небес не достаю:
Собеса без устану -
в толпе словес не достою
и Слова не достану -

не стану ни основой снов,
ни явью человечества,
которое - с первооснов -
во мне мычит и мечется.
Увы, пророком я не стал,
пороком окольцован...

Меня “достали” -
я достал
не Слово, а словцо вам!


НЕ...

Перед веком, перед Богом
у поэта нет заслуг,
кроме Слова, слог за слогом
изреченного н е вслух,

и - наедине с Любовью -
у поэта нет грехов,
кроме НЕ -
н е им, н е кровью
н е написанных стихов:

не грешу - не притворяюсь
Светом в суете земной,
а пишу
и растворяюсь
в н е написанном н е мной...


ПОДРАЖАНИЕ ВЫСОЦКОМУ

Если быт оказался бит
и от небытия вопит,
если мир твой в мирах не ах
и пирами пропах -
оду Свету лепи в быту
и не эту люби, а Ту -
освяти налету свой пыл
и поймешь, кто ты был.

Если отчий твой край - не рай,
если ночью чреват как ад,
если из-за пурги ни зги
и друзья как враги -
оду Свету шепчи в ночи,
сигарету кури зари -
свою совесть прозри как Весть
и поймешь, кто ты есть.


***
Одой Свету и спасенью
от потопа суеты
воссиять бы мне под сенью
переделкинской звезды!

Но, ковчега слов невольник,
зрю в зарю не Арарат,
а бермудский треугольник
и малеевский квадрат.

***
Пошлость - вдохновение
бездарности:
пафосна, велеречива пошлость,
а нутро - хитро, как злость без
ярости,
вкрадчиво-украдчивая подлость.

Пошлость - откровение от Кроноса,
по ночам рычащего от страсти,
мчащего мгновения - без тормоза
Вечности - в пра-ночь мычащей
пасти.

Пошлость - дуновение из пропасти,
где словес лицеи - не без цели
мести - вереща, вращают лопасти
лести - во глупце ли, в мудреце ли...

САШЕНЬКЕ

Тонок лёд потемок,
в очи ночь лия,

звонок мой котенок -
доченька моя.

На душе не мглисто -
свет небес во тьме:

“Кисс ми, моя киска,
бесаме!”


ВОЗРАСТ

По плечу, не по плечу ли
плед побед и бед поэтам? -
Да, порой своей дочуре
не отцом кажусь, а дедом.
Да, порой продлить решаюсь
срок просроченной оторочки:

вглубь себя я погружаюсь
и выныриваю - к дочке!

И тогда - в тоске кесонной
по фрегатам и пиратам -
к доченьке своей бессонной
не отцом спешу, а братом -
по-весеннему рыдая
ветром в хоре парусинном -

девочке своей тогда я
не отцом кажусь, а сыном!


НАТАШЕ*

Вспоминая времена,
где любовь - не кровь, не битва,
знаю - суть моя темна,
как еврейская молитва.

Прозияв на всю страну
Черною Дырой Дороги,
в речку Вечности нырну,
словно греческие боги,

но обсохну на ветру
старшей дочки А. Петрова,
и от старости умру,
как индийская корова.

*Н. А. Краско, жена автора,
в девичестве - Петрова.


***
Я стар - я устал от ветхих утех
реквиема тишины,

но все мои слезы развеет смех
моих детей и жены.
Ну, что ж, улыбнитесь мне, небеса,
и развеселите стих,
чтоб засветились и в небе глаза
жены и детей моих.

рассмейся, смехач -
рассмеши всерьез,
эпохой реприз владей,

но весь этот хохот не стоит слез
моих, жены и детей...


***
Хорошо быть “дудаком”,
то есть, блин, Антил агентом,
и почти интеллигентом,
и почти что стариком:
ни о чем и ни о ком
не тужить, а жить, не тужась,
и тушить свой страх -
на ужас
тем, кому по горлу ком.

Хорошо не быть никем -
просто быть
и бить наотмашь
тех, кто обуздал полет наш
аксиомами систем.
Млечно вече вечных тем:
на росе ли, во грозе ли
хорошо быть не со всеми,
а Собою,
то есть всем...


СПОНСОРУ

Подвиг твой высок и светел:
ты даешь - и я беру,
потому что я бессмертен:
ты умрешь - я не умру
и прославлю как-никак
имя спонсора в веках.

Ты в раю, а я - в содоме
на краю незрячих дней...
Ты на даче - я в дурдоме,
ты богаче - я умней:
не желаю никому
быть умом не по уму.

Славлю подвиг твой рекламный,
но укор не побороть:
ты мой спонсор, но не главный,
главный Спонсор мой - Господь:
ты даешь не мне - Ему? -
вот возьму - и не возьму!

Нет, возьму - не взять не смею:
и поэту надо есть,
чтобы Господу своею
нищетой не надоесть -
ведь когда я недоем
и, рыдая, надоем -
даже Богу надоест
этот мани-манифест!

 


«Наша улица» 3 (52) март 2004

 

 
 
  Copyright © писатель Юрий Кувалдин 2008
Охраняется законом РФ об авторском праве