ЗАДУМЧИВАЯ ГРУСТЬ

заметки

(часть двадцать четвёртая)

 

ВОСПИТАНИЕ ЧУВСТВ

Эмоции нужно сдерживать. Я это знаю, принимаю, понимаю, но не всегда справляюсь с ними. Бывают моменты, когда они вырываются из-под контроля. Я сама опасаюсь подобных моментов. Они сродни извержению вулкана - бушуют, клокочут, и я бессильна перед этой стихией. Это ужасно! После подобных «гроз» я обессиленная непременно должна выспаться, и только после этого способна проанализировать свой срыв, и исправлять ситуацию. Надо сказать, что всё чаще с годами мне удаётся контролировать свои чувства и поведение. Люди, обладающие такими качествами, как терпение, сдержанность, умение слушать - вызывают у меня искреннее уважение. Надо сказать, что я постоянно развиваю эти качества в себе, и не безуспешно. А воспитание чувств, умение владеть ими - вот уж без чего в жизни никак не обойтись. От умения сдерживать чувства, управлять ими зависит, собственно, то, как складывается у человека жизнь. Воспитание! До чего же приятно строить отношения в разных сферах жизни с людьми воспитанными. Любые вопросы, проблемы с ними решаются легко и свободно. Было бы желание выслушать, понять и пойти навстречу, а то и помочь собеседнику. Я люблю мечтать о том, что, однажды, свершиться чудо, и мы все станем доброжелательными, приветливыми, воспитанными и терпимыми. Ведь понять такую простую мысль, что каждый из нас - самостоятельный центр мира, поэтому относиться друг к другу следует соответственно так же, как ты относишься к себе, довольно несложно. Однако для многих это понимание так никогда и не приходит. А негативные чувства и эмоции лучше направить на созидательный физический труд. И всем будет хорошо. Воспитание чувств - необходимый и увлекательный процесс! Мне нравится.

 

ВЛАДИМИР ОДОЕВСКИЙ "РУССКИЕ НОЧИ"

«Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу…» - эпиграф из Данте настраивает на серьезный тон. Владимир Одоевский увлёк меня. Я с головой погрузилась в чтение его «Русских ночей». Вещь эта уникальная по мысли, по подаче материала, по эмоциональной природе, по смешению жанров. Это одновременно и роман, и философский трактат, и притча, и драма. Мазурка кончилась. Главный герой романа - сама философская мысль: жизнь мысли и драма мысли. «Русские ночи» - это русские мысли, русские раздумья, русские идеи, навеянные автору немецким философским романтизмом. Он состоит из новелл, имеющих между собой стройную философскую связь. Одоевский осознанно пишет как бы обрывочные записи, «отрывки» - это слово не случайно часто повторяется в романе. Отрывочность удивительным образом сочетается с музыкальностью, которая объединяет роман в цельное произведение. Рассуждения и мысли, сменяют друг друга, исчезают, а потом возвращаются в других вариациях, как тема в музыке. Великий Гёте не дает покоя Одоевскому, как не даст покоя век спустя Булгакову. Мысли и рассуждения автора постепенно увлекают меня, и я погружаюсь в его поэтически-музыкальную тональность. Я участвую в беседе Фауста с его приятелями. Вместе с ними, как бы со стороны наблюдаю жизнь, рассуждаю о том, что большинство человеческих душ покидают эту землю, исчезая бесследно, как дым. А ведь каждому, приходящему на эту землю предначертано принести пользу. Оставить след. Подкупают меня рассуждения о пользе, о счастье о необходимости записывать все открытия, события, мысли, чтобы следующим поколениям не пришлось узнавать и открывать всё заново. А ведь с той поры, когда Владимир Одоевский писал об этом, минуло более ста семидесяти лет. Мысли же его и рассуждения созвучны мне.

 

ПОГРУЖЕНИЕ В СЕБЯ

Порой у меня возникает непреодолимое желание выпрыгнуть из своего тела, но я не могу сделать этого. А так хочется освободиться от тела и перенестись, скажем, в 3123 год, или вернуться во времена до моего рождения. Что там? Как? Тело удерживает меня в настоящем, а мятущаяся душа моя стремится в будущее. Тогда начнется как раз выпрыгивание из тела. По аналогии, если размышлять, в недалёком времени одним кликом я смогу себя размножить до любого количества и вдохнуть в новые тела свою душу, и свободно одновременно находиться в разных временах и местах. Да картина возникает весьма заманчивая. Однако это уже будет размножение личности, таким образом, от полёта фантазии до патологии всего один шаг. Буйство фантазии необходимо анализировать. Я вчерашняя отличаюсь от нынешней, ведь каждый новый день - обогащает мою душу, привносит в неё пусть крошечный, но ещё один оттенок новизны. Погружение в себя навело меня когда-то на мысль делать ежедневные записи. Я постепенно настолько втянулась в это увлекательное занятие, что теперь это стало моей потребностью. Самое удивительное то, что написанные мною тексты живут своей жизнью, отдаляясь всё дальше от меня. Вот я и нашла выход, освободиться от тела можно в записях. Они остаются в прошлом, продолжают свою независимую жизнь в настоящем и будут жить после меня.

 

ВОЛНЫ ПОГОДЫ

Кот улегся после завтрака в корзинку у батареи. Свернулся калачиком, ушками шевелит, сладко спит. Выходит в течение дня раза два оттуда и, пошатываясь, идёт к миске, поглядывая на меня строго, Он ведь кот-то - уважаемый, домашний! Значит и подача еды положена ему соответствующая. Я его понимаю. Колебания погоды. Скачки атмосферного давления. Они постоянно напоминают о том, что человек - дитя природы и находится в прямой зависимости от неё. Неслучайно мы затихаем, когда по радио или телевидению говорят о погоде, прислушиваемся. Не знаю как вы, а я, проснувшись, прежде всего в окошко смотрю, интересуюсь, что новый день готовит, порадует или огорчит? Когда после 20-ти градусного мороза приходит оттепель, я это чувствую всем телом и головой. Ох, голова моя, головушка, она за день, а то и два-три сообщает мне о надвигающихся переменах, которые готовит нам постоянная борьба за лидерство циклона и антициклона. Я обратила внимание, что оба они любят полюбоваться голубушкой Москвой. То область высокого давления установится и замрёт над нашей красавицей (понять её можно, посмотреть есть на что), а то область низкого давления прокрадётся тихонечко и закроет ей вид. А мы всё ждём хорошей погоды, наивные! Забываем, что одному - хорошо, то другому - плохо. Один солнца и тепла ждёт, а другой - прохладной пасмурной погоды, потому что устал от солнца, и так до бесконечности. Оглянуться не успели, а жизнь прошла в ожидании. Колебания погоды покачивают меня, как волны Чёрного моря, но я пришла к выводу, что не бывает погоды плохой, бываю я слишком разборчивая. Просто надо радоваться каждому дню. Я стараюсь.

 

УДЕРЖАТЬСЯ ОТ ИСКУШЕНИЯ

Несите деньги к нам, под 100 процентов в месяц. Идите с нами, и вы будете счастливы! - кричат цыганки, обирая под наркозом взгляда очередную жертву до нитки. Помогите неизлечимому больному, и так далее. Бесконечные звонки домофона и по телефону, обещающие излечить ото всех, даже не существующих болезней. Чудеса новейших технологий бытовой техники, которой только сегодня и только лично вас производитель готов осчастливить всего за 80 процентов. Нереальные скидки на товары, продукты… Искушения следуют одно за другим. Все виды сладкого обмана! Ну как тут устоять слабой женщине! Мир так велик, а мы, доверчивые, так любопытны. Я слышу постоянные предупреждения о мошенничестве, истории о мошенниках, но, порой, эти искусители всё же находят способ обмануть меня. Я каюсь, ругаю себя, даю слово, что впредь не буду разговаривать по телефону с незнакомыми людьми, открывать им дверь. Что касается цен, то я давно уже не реагирую на подобные трюки, усвоив, что в нашей стране тебе и за баснословные цены могут продать некачественные товары и просроченные продукты, а уж, если продают дёшево, то можно и в больницу попасть. Доверчивость и наивность изживать мне очень непросто. Я стараюсь быть бдительной, но и мошенники не спят, придумывают всё более и более изощрённые способы лучезарного обмана. Не всегда удаётся удержаться от искушения, но я буду очень стараться.

 

ОТТЕНКИ РОЗ

Мне достаточно подумать об этом изысканно-прекрасном цветке, как воздух наполняется тонким благоуханием, перед глазами возникают всевозможные изображения этого роскошного цветка. Я люблю рассматривать их, и не перестаю поражаться разнообразию цветов, которые выводят неутомимые любители роз, добиваясь фантастических цветов и оттенков. Белые, нежно-жёлтые и лимонные, ярко-жёлтые, жёлто-оранжевые, оранжевые, лососёвые и розово-абрикосовые, нежно-розовые, насыщенно-розовые, фуксиевые, малиновые, пурпурные, пурпурно-фиолетовые, сиреневые, красные, красно-оранжевые розы - так прекрасны, что трудно отдать предпочтение какому-то одному цвету. В былые времена такое разнообразие я себе не могла даже представить. Сегодня же я уже рассматриваю с интересом зелёные розы, и ничуть не удивляюсь этому. Читала, что уже выведены розы кофейного, медного, чёрного, серого цвета, а ещё и полосатые! Нет предела совершенству! Кроме цветов и оттенков розы отличаются и формой цветка, больше всего меня восхищают густомахровые в старинном стиле. Чайногибридные розы классической формы отличаются особым тончайшим ароматом. Мой дом полон роз самых разных, в том числе немахровых и полумахровых, прелестных кустовых! Вдыхаю аромат розового сада, созданного моим воображением, любуюсь невероятной красотой!

 

ЖАТВА НАТАЛИИ ГОНЧАРОВОЙ

Объёмная, выразительная выставка Наталии Гончаровой не отпускает меня, вспыхивает в памяти сочными красками. Художественный мир её, такой разнообразный, обаятельный, свободный, пленил меня. Я впервые увидела её произведения с такой полнотой. Спасибо и низкий поклон организаторам выставки в Третьяковской галерее. Какой мощный толчок для творчества черпаю я на подобных выставках. Такое же неизгладимое впечатление три с лишним года назад произвела на меня выставка Исаака Левитана. Подобные объёмные экспозиции имеют особую ценность именно потому, что дают возможность как бы проникнуть во внутренний мир художника, проследив его творческий путь и философию развития. Круг интересов Гончаровой, её потрясающая работоспособность, преданность и служение творчеству дают хороший урок для подражания. Она вся поглощена искусством, дышит им и оно отвечает ей взаимностью. Гончарова пишет свои холсты, как дышит, смело смешивая пёстрые краски и получая неожиданный, поразительный результат. Её не спутаешь ни с кем. Христианские образы Гончаровой потрясли меня своей неистовой оригинальностью и новаторским цветовым решением. А её натюрморты, пейзажи, крестьянские мотивы!? Как она смело и свободно работает с цветом! В нынешний печальный февральский день я мысленно нахожусь в мире искусства, созданном великой труженицей и замечательной художницей. Круг её творчества поражает: иллюстрации книг, театр, мода, рисунки тканей - во всём Гончарова верна себе, она дарит нам праздник. Я люблю бродить по залам на Крымском валу, любоваться видами Москвы за окнами, всегда меняющимися в зависимости от освещения и времени года. Кстати говоря, только одно огорчает меня, как жаль, что любимый Фальк не имеет своего зала. Его «Красная мебель» представлена в зале художников объединения «Бубновый валет», а остальные картины висят в другом крыле. Мне кажется, что картины художников лучше воспринимаются тогда, когда они собраны вместе.

 

ПАРИЖ МАКСИМИЛИАНА ВОЛОШИНА

Красочность, изобилие форм, прозрачность, уход от реализма, свобода раскрытия себя в искусстве - вот чем всецело очаровал Париж Максимилиана Волошина. Он окунулся с головой в прошлое и настоящее великой европейской культуры. Вольнолюбивый Париж окутал его «влажной маской наркоза» распахнул перед ним свободный дух творчества. Волошин передаёт свои необыкновенные впечатления в своих импрессионистичных стихах. Его Париж расцветает сквозь лёгкую дымку тумана в серо-розовом цвете, пахнет дождём и мокрыми листьями. Чуткий и зоркий глаз Макса, как все его называли тогда, да и позже, запечатлел осенний город в нежных красках не только в акварелях, но и в утонченных стихах. В 1909 году он пишет:

Парижа я люблю осенний, строгий плен,
И пятна ржавые сбежавшей позолоты,
И небо серое, и веток переплеты -
Чернильно-синие, как нити темных вен.

Поток всё тех же лиц, - одних без перемен,
Дыханье тяжкое прерывистой работы,
И жизни будничной крикливые заботы,
И зелень черную и дымный камень стен…


Впечатлительный Волошин постоянно бродит по Парижу, любуется очертаниями крыш, старинных домов, вглядываясь в жемчужную даль аллей, садов, и грустит по иным пейзажам пустынных просторов. Постоянная спутница его в прогулках по Парижу - тоска. Волошин очарован городом, но тоска не покидает его и ночью:

…Мне, Париж, желанна и знакома
Власть забвенья, хмель твоей отравы!
Ах! В душе - пустыня Меганома,
Зной, и камни, и сухие травы...

1909

В Париже Волошин ищет новые художественные формы, постигает чувственность красок, напитывает свой интеллект постоянным чтением серьезных современных и старых мастеров слова. Готические соборы, архитектура оказывают на него сильное влияние. Волошин учится всему, если можно так выразится, он посещает национальную библиотеку, как губка впитывая в себя Париж.

 

АФРИКА НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА

Поэзия Гумилёва напитана экзотикой. Африка представлялась в начале двадцатого века далёкой, неведомой землёй для большинства жителей России, в которой живут дикие люди совсем не похожие на нас. Вот и странница в пьесе Александра Островского «Женитьбе Бальзаминова» рассказывает о том, что где-то там, в неведомой стране появились, якобы, люди с пёсьими головами. Но интерес к новым странам, жажда освоения новых пространств манила людей незаурядных в дальние страны, дабы увидеть и узнать их. Так увлёкся Африкой Николай Гумилёв. Правда увлечение это пришло к нему во Франции, но после первого же знакомства с этим континентом им овладела страстная влюблённость в этот первозданный рай. Он снова и снова возвращался туда. Африка вдохновила его на создание стихов об этой экзотической земле, о многочисленных странах и племенах. Его африканские путешествия вдохновляли его на новые стихи. Он пишет своеобразный поэтический путеводитель. Цикл «Шатёр» передает его эмоциональное состояние. Стихи проникнуты героической романтикой:

Вступление

Оглушенная ревом и топотом,
Облеченная в пламя и дымы,
О тебе, моя Африка, шепотом
В небесах говорят серафимы.

И твое раскрывая Евангелье,
Повесть жизни ужасной и чудной,
О неопытном думают ангеле,
Что приставлен к тебе, безрассудной…

1918, 1921

В этом сборнике пятнадцать названий стихов представляют как бы географическую карту: «Красное море», «Египет», «Сахара»…Читатель вместе с поэтом совершает путешествие от Красного моря, по которому идёт пароход, через пустыню Сахару, Самалийский полуостров, остров Мадагаскар, Замбези, Экваториальный лес в Нигер. Как время меняет всё, в том числе и расстояния. Сегодня до любой Африканской страны можно долететь за несколько часов. Путешествуйте куда угодно, общайтесь, используя современные телефоны, смартфоны, скайпы, и Африка войдёт в ваш дом. Земля стала маленькая, а нас с каждым днём становится всё больше, нужно её очень беречь, ради нашего же благополучия.

 

МОСКОВСКИЙ ТУМАН

В дали длинной аллеи едва различим контур чёрного памятника. Влажный снег, интенсивно испаряясь от соприкосновения с южным ветром, накидывает густую пепельную вуаль на людей, дома, деревья. Я попала в странное пустынное место, напряжённо вглядываюсь, озираюсь по сторонам, пытаясь определить, где же я?! Вдруг прямо передо мной возникает фигура прохожего с высоко поднятым воротником на тёмном пальто. Лицо его укутано шарфом до самых глаз. Он покашливает, но звуки расползаются в плотном тумане и превращаются в странный ползущий шёпот. Мы оба вздрагиваем от неожиданности. Фигура исчезает так же внезапно, как и появилась. Я продолжаю идти по аллее, по расплывчатому, тусклому желтому свету слева от меня я догадываюсь, что подошла к переходу, но переходить дорогу не стала, а свернула направо. Постепенно передо мной стали проявляться нечёткие очертания домов. Я иду предельно осторожно, внимательно смотрю по ноги. В сероватой мгле возникают птицы и тут же исчезают, как нечёткие видения. Навстречу мне движется пёстрое пятно, висящее в воздухе на уровне моих глаз. Я догадываюсь, что это летит ангел.

 

ВЕРХАРН ВОЛОШИНА

Как губка, впитывал Волошин европейскую культуру. Верхарн заинтересовал Волошина с первой же встречи в Париже. Он почувствовал уединённость мечты и нежность сердца Верхарна. Его привлекли певучесть, широта и размах свободного стиха. Искренность Верхарна, глубокое философское осмысление происходящих в жизни изменений и процессов так увлекли Волошина, что он занялся переводами его стихов, уделив особое внимание максимально точной передаче мысли поэта. В начале двадцатого века развитие промышленности, её влияние на природу вызывало острые споры у тогдашней интеллигенции Европы, в особенности Франции. Волошин ощущает себя в современности "прохожим", "всему чужим", он постоянно возвращается в своём творчестве к исчезающей красоте первозданной природы, мысленно отдаляясь от Парижа с его фабриками. В это время он работает над переводами стихов Верхарна. Стихотворение «Человечество» Верхарна созвучны отношению Волошина к переменам: 

Человечество
(Перевод М.Волошина)

О, вечера, распятые на склонах небосвода,
Над алым зеркалом дымящихся болот...
Их язв страстная кровь среди стоячих вод
Сочится каплями во тьму земного лона.
О, вечера, распятые над зеркалом болот...

О, пастыри равнин! Зачем во мгле вечерней
Вы кличите стада на светлый водопой?
Уж в небо смерть взошла тяжелою стопой...
Вот... в свитках пламени... в венце багряных терпий
Голгофы - черные над черною землей!.. 

Вот вечера, распятые над черными крестами,
Туда несите месть, отчаянье и гнет...
Прошла пора надежд... Источник чистых вод
Уже кровавится червонными струями...
Уж вечера распятые закрыли небосвод...

1905

К переводам Эмиля Верхарна Максимилиан Александрович, мастерски владевший техникой версификации, относился очень бережно, стремясь передать максимально точно творческий почерк и внутренний мир поэта, его манеру. Чистота и гармония природы постепенно исчезает под безжалостной рукой человечества, которое охвачено жаждой освоения её.

 

ЗНАКОМАЯ МЕЛОДИЯ

Она возникает в памяти, но в точности её припомнить не могу. Кто композитор? Брамс? Бетховен? Пока не узнаю, пока не вспомню, не могу успокоиться. И так со мной случается всё чаще. Исчезают из памяти фамилии режиссёров, писателей, а ещё огорчительнее, когда забывается первое слово в строке стихотворения, которое я прекрасно знаю и часто повторяю. Вот это уже не звоночки, а душераздирающие звонки! Сначала я расстраивалась, пугалась, а потом научилась переключать внимание, отвлекаться, тогда через несколько минут вылетевшее имя или слово само возвращается ко мне на кончик языка. Так я справляюсь с огорчениями и незначительными неприятностями. «Та-та-та тата, та-та-та тата…», - продолжая напевать, я перечитываю наброски к новому рассказу. Мелодия такая задумчивая, успокаивающая, никак не удаётся вспомнить, что это. Передо мной всплывает картинка - Рахманиновский зал, рояль, негромкие поэтичные звуки… Вспомнила! Это был чудесный концерт выпускников Консерватории несколько лет назад. В тот вечер мне особенно запомнилось исполнение Екатериной Яцюк «Интермеццо ми бемоль мажор» Иоганеса Брамса. Знакомая мелодия перенесла меня в тот далёкий вечер.

 

ТОНАЛЬНОСТЬ

Знала ли я режиссёра Тома Хупера до фильма «Король говорит»?! С первых кадров первого просмотра я поняла, что это художник. А художников в кино можно пересчитать по пальцам: Феллини, Бергман, Куросава, Фасбиндер, Тарковский… В чем же тут дело? Попробую разобраться. Прежде всего, в фильме выдержана тональность. Без неё нет личности художника. Я с трепетным наслаждением пересматриваю замечательный фильм «Король говорит!» именно потому, что всё в нём сочетается изыскано и гармонично. Костюмы. Актеры. Музыкальное оформление. Фильм выдержан в приглушенных серовато-коричневатых тонах. Хотя слова «серый» и «коричневый» понимаются нами как малопривлекательные. Дело в их сочленении, в погружение в рамку прошлого века. Всё подчинено этому тону, сдержанному, умному, даже элитарному, как французский импрессионизм. Вкус и художественное чутьё режиссёра Хупера поразили меня. Каждый кадр продуман до мелочей и при этом остаётся некая недосказанность эпизодов, тот самый воздух, который обеспечивает глубину мысли. Мастерская режиссёрская работа создаёт единое художественное полотно, сравнимое разве с кистями старых голландцев. Эпизоды занятий Лайонела (Джеффри Раш) и короля (Колин Фёрт) по сценической речи, по сценическому ощущению на расслабление запечатлены настолько выразительно, что мне самой захотелось проделать эти упражнения, так тонко они поданы! Работа на преодоление, сила желания справиться с речевой проблемой короля, который сначала не принимает методы учителя, а затем неукоснительно выполняет требуемое. И мы узнаем, что Лайонел оказывается не доктор, а, как бросает ему в одной из сцен король, «жалкий актёришка». Оба героя проходят через непонимание, неприятие к согласию, и побеждают! Король Великобритании Георг VI справляется с заиканием благодаря мастерству, уму и такту Лайонела, который не имеет специального образования, но обладает небывалой доброжелательностью и тактом, психологическим чутьём и желанием помогать людям. Всё в этом фильме поражает поэтичной органикой и художественной наполненностью.

 

ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ БЫТ

В повседневной жизни меня поражает почтительное, а порой просто заискивающее, отношение к именам и фамилиям. Например, приходит в любое учреждение по личному вопросу человек с фамилией Пушкин, его непременно спросят не родственник ли он «того Пушкина», так, на всякий случай, как бы чего не вышло, и обласкают по этой же причине. Или же нарочито поставят на место, если фамилия у посетителя такая же, как у известного чиновника, который утратил своё влияние. А всё потому, что, к глубокому сожалению, в нашей стране десятилетиями в ХХ веке уничтожали личность и чувство собственного достоинства в человеке. Быть как все и не высовываться - вот чему нас обучали с младых ногтей в общественных учреждениях, да и в большинстве семей. А сейчас у нас другая крайность, очень в большом почёте у нас дворянские фамилии, фамилии знаменитых писателей, композиторов, артистов… Например, человек с фамилией Толстой, являясь каким-то племянником троюродного дяди великого писателя для нас является авторитетом в вопросах литературы, и неважно, что он никогда ею не занимался, он ведь родственник самого! Среди прямых наследников знаменитых фамилий, чаще всего встречаются как раз воспитанные, скромные и достойные люди. А вот самозванцев не счесть, эти всячески многозначительно дают понять, что они «из этих». Самое печальное, что обывателя интересует не творчество знаменитости, а кто с кем жил, были ли дети на стороне… Есть ещё одна крайность, возвеличивать после смерти не только знаменитость, а и его родственников только потому, что у них в роду было много талантливых достойных людей, имена которых при жизни у нас в стране даже произносить было запрещено, а сейчас мы, пытаясь исправить эту несправедливость, искусственно возвышаем их детей и родственников, которые просто жили и были хорошими людьми. В головах наших всегда берёт верх торжествующий быт.

 

ВЕСНА ПРИДЁТ В МАЕ

Жду с нетерпением, как ближе к календарному марту начнется многоголосая встреча москвичами весны. Бесконечные причитания о том, что до весны осталось три, два, один день. Первого марта как заклинание будут отовсюду раздаваться поздравления с весной. А жизнь идёт не по календарю, и весна приходит каждый год в разное время, когда сама захочет - в апреле или мае. Никак мы не можем смириться с тем, что времена года сместились: декабрь стал ноябрём, январь - декабрём и… Я вообще бы на месте января и марта поделилась количеством дней с февралём, и подарила ему по одному дню. Чем он хуже других?! А что касается весны, то в марте она давно уже к нам не приходит. Метели, морозы и снегопады - вот любимая забава марта. Особенно часто это случается в двадцатых числах. В минувшем году апрель тоже больше февраль напоминал недобрыми лютыми ветрами и снегом с дождём. Вся надежда у меня на май. Жду с нетерпением появления первых прозрачных листочков, начала нежного цветения рябин и вишен, изумрудного сияния газонов и готовлюсь к встрече с фейерверками московских фонтанов. Одно я знаю твёрдо - весна обязательно придёт, не в марте, но придёт непременно!

 

ПОЦЕЛУЙ В МАКУШКУ

Холден Колфилд из романа на все времена Сэлинджера «Над пропастью во ржи» постоянно рассуждает о девчонках. У него возраст такой, естественно, отношения с ними, их непохожесть на мальчиков, непонятное и непредсказуемое поведение, волнуют его. Писатель передаёт через внутренние монологи психологию подростка, чистого, искреннего, доброго, который интуитивно понимает разницу между хорошими и плохими поступками в жизни, но чего хотят девочки, чувства их и поведение не перестают удивлять его. Колфилд наблюдает в окне напротив его номера любовную сцену, не может оторваться от окна, понимая, что это «пошлятина», но уж очень она привлекательна. Мужчина и женщина там, в номере, набирали полный рот воды, или коктейля, и, смеясь, фыркали друг другу прямо в лицо. Со стороны это выглядело абсурдно, но оторваться невозможно. Холден думает о том, что в душе, вероятно, он страшный распутник, потому что сам тоже любит дурачиться с девчонками подобным образом, но ведь им это нравится! Он не может никак разобраться в себе, почему подобные глупости ужасно приятны?! Ведь вот он, например, сколько раз придумывал себе правила, чтобы не испортить что-то по-настоящему хорошее и тут же их нарушал. Никак не может он разобраться в этих сексуальных делах. Девчонки, порой, ещё хуже бывают, чем он. Вот он танцевал с блондинкой, она ему не понравилась, «настоящая идиотка», но он не выдержал и поцеловал её в макушку, а она обиделась! Вспоминает Холден единственный случай с Джейн, когда они целовались, да и то не по-настоящему. Только не в губы, потому что она их как-то всё время отводила. Вот и весь его любовный опыт. Рассуждения Колфилда своей искренностью и чистотой вызывают сочувствие, которое невольно ведёт к пониманию его внутреннего мира, переполненного всевозможными, пусть и наивными, переживаниям. В то время, когда роман Сэлинджера был издан, в нашей стране секса не было.

 

ХОРОШЕЕ НАСТРОЕНИЕ

Пою во сне, просыпаясь пою, за завтраком тоже пою, ни оттепель, ни туман не в состоянии испортить мне настроение. Я смотрю на чёрный асфальт, а вижу пушистый ковёр чистый, слышу птичьи голоса, которые подпевают мне на свой птичий манер, аранжируя песню по-своему. Получается неожиданный, но весьма симпатичный вариант. Прохожие сегодня такие милые! Они спешат, торопятся, но успевают улыбнуться мне. Я улыбаюсь и напеваю негромко:

…Почему, отчего - и не знаю сам,
Я поверил твоим голубым глазам?
И теперь скажу тебе:
- Ты одна в моей судьбе,
Ты одна в моей судьбе. 

Дорогая, поверь,
Я не в силах теперь
Сердце унять.
Ты, как свет, мне нужна,
Ты должна, ты должна
Это понять… 

Сначала припев, потом куплет напеваю я бессчётное количество раз, и настроение мое всё улучшается. Душа моя не просто поёт, она ликует. Всё мне удаётся сегодня, даже тревожно как-то, только я подумала об этом и тут же сама себя пристыдила, потому что не надо притягивать беспокойство, а просто нужно получать удовольствие от хорошего настроения, чтобы оно полюбило меня и приходило как можно чаще. Пою…

 

О ТИШИНЕ

Тишина в обычной жизни неведома, её можно создать только искусственно. Просто в разное время суток меняются звуки. Днём шум постоянен. Это фон города. Конечно, изредка я обращаю внимание сквозь этот фон на резкий грохот, доносящийся с улицы то ли от проехавшего трактора, то ли от отбойных молотков, вскрывающих регулярно асфальт. Желание побыть в тишине для меня очень относительно. Что такое тишина в моём представлении: остаться одной дома, посидеть или прилечь в полумраке, слушая любимые мелодии или чтение книг при приглушённом свете лампы или погружение в работу над новым художественным текстом? В такой ситуации я ухожу в себе и не слышу шума лифта, криков соседей за стеной. Собственно, я сама вхожу в тишину, погружаясь в себя. Именно такая тишина дорога мне, в ней я отдыхаю и обретаю себя. Если же на душе тревожно, то тишины быть не может для меня ни в какой ситуации. Прислушиваясь, я обязательно уловлю звук, который будет раздражать мою мятущуюся душу. Такая тишина напоминает странное перешёптывание. А вот ночная тишина - это время особенное. Звук шагов где-то там, внизу, негромкий разговор ночных прохожих усиливаются многократно. Ночью в тишине слышно даже потрескиванье сосулек на балконе. Они сетуют на затянувшуюся оттепель, которая безжалостно укорачивает их непродолжительную жизнь.

 

БИЕНИЕ СЕРДЦА

Проснувшись ночью, я услышала биение собственного сердца. Я невольно стала подсчитывать удары. Сердце работало чётко, как часовой механизм. А почему оно бьётся? Быть может моя жизнь идёт помимо моей воли? Живу ли я сама? Вопросы эти возникли внезапно. Но если эта машина работает сама по себе, а душа моя просто на время существует в согласии с ней, то от меня требуется нечто большее, чем физиологическое существование. Неужели я родилась для того, чтобы есть, спать, расти, учиться быть как все, жить монотонной жизнью, работать, копить деньги… Ужас! Изо дня в день как механизм повторять отработанные веками телодвижения, чтобы в назначенный час меня заменили другим механизмом? Нет, я должна понять, для какой цели я родилась в это время, с этим сердцем, с этой мыслью. Конечно, эти мысли сегодня посетили меня не впервые. А ответ мелькнёт и ускользает. Что в рождении каждого человека имеется высший смысл, меня не успокаивает, наоборот, меня, как отдельный центр мира, волнует смысл моего рождения. Ведь я умею думать, читать, писать, люблю погружаться в художественные бесчисленные миры, созданные классиками. Неслучайно я полюбила записывать свои мысли, чувства. Ко мне стали приходить образы героев, которые просят рассказать о них. Избавиться от них я могу только выплёскивая их образы в рассказы. Одни уходят в самостоятельную жизнь, но им на смену приходят другие. Вероятно, сердце мое бьётся для того, чтобы мои герои получили жизнь в тексте. А всё же, кто завёл моё сердце?!

 

НОЧИ ДОСТОЕВСКОГО

Бесконечные ночи раздумий, тревог, страхов, тоски рисует Фёдор Достоевский в своих романах. Такими мне представляются ночи самого писателя. Непростая судьба выпала на его долю. Ужас пережитой публичной казни, каторга, болезнь и бесконечное безденежье. Его героев мучает бессонница, внутренняя борьба. А я вижу Фёдора Михайловича, который белыми ночами говорит себе о том, что как только выиграет, непременно завяжет с игрой в рулетку. Играет ночами напролёт, выигрывает, остановиться никак не может, удача сегодня на его стороне, и вновь крах! Мгновение и он проиграл разом всё. Ночью заснуть никак невозможно, мысли о реванше не покидают его. Достоевский страдал в рождении образов, рыдал с ними. Они становятся для него родными, как будто действительно существующими. Он поспешно, в постоянной экзальтации пишет, а потом опять то ли он, то ли герой его является вечером к игре, просиживает за ней далеко за полночь. Возвращается, обдумывает очередную сцену, молится, впадает в тоску. Кошмары погружают его в болезненное состояние. И опять идёт играть с утра до ночи, а потом с ночи до рассвета. В какой-то момент он смотрит на светлое небо и не может понять, день ли на дворе, или белая ночь.

 

ЗАБОТА О БЛИЖНЕМ

Внимание и заботу близких людей важно чувствовать. Но забота заботе рознь. Очень часто я сталкиваюсь с ситуациями, когда забота превращается в тотальный контроль. У человека просто перекрывают кислород, не оставляя ему никакого личного пространства. Это происходит в семьях между родителями и детьми, между мужем и женой, между братьями и сёстрами… В таких случаях более сильная личность подавляет близкого человека, убеждает его, что лучше знает, как ему нужно жить, думать, поступать. Да ещё при этом не забывают заметить, что себя приносят в жертву, ради счастья ближнего. Сколько я наблюдала семей, в которых родители-неудачники пытаются самоутвердиться в детях. Навязывают им свои желания и понятия о том, что и как делать в течение жизни, пытаясь прожить их жизнь. Очень часто заканчиваются подобные попытки трагически, вплоть до прекращения общения. Так же я не выношу, когда посторонние люди, называющие себя «друзьями», начинают навязывать мне свою модель жизни, объясняя мне, что думают только о моём благе. Если им это хорошо, а для меня неприемлемо, и я не просила совета, зачем меня грузить своим мнением? В подобных случаях забота обо мне превращается в сущий ад, становится обременительной. Я понимаю только такую заботу о ближнем, при которой близкий человек не обременяет меня, а каким-то непостижимо тактичным образом поднимает ввысь. Но ни при каких обстоятельствах не упрекнёт, не вмешается в моё личное пространство, пока я его не попрошу об этом. Сама я стремлюсь поступать подобным образом. В основе взаимоотношений, прежде всего, я ценю взаимоуважение.

 

ОДЕРЖИМОСТЬ

Одержимость, в основном ассоциируется у нас с медицинским диагнозом. Но я не раз в течение жизни сталкивалась с людьми здоровых с медицинской точки зрения, но одержимых какой-либо идеей осчастливить человечество, преобразовать страну, а то и окружающий мир каким-то гениальным только им известным способом. Их объединяет невероятная самоуверенность, неумение слушать, поверхностные знания. Придумал подобный человек очередную утопию, которая является не чем иным, как слабая догадка общеизвестной идеи, и всех вокруг заводит, полагая, что всем интересна его идея. Начинает доставать случайного собеседника, а ещё больше знакомых намёками на то, что ему известно нечто, что в скором времени поможет руководителям страны, учёным решить, например, вопрос обеспечения страны особым видом энергии, благодаря чему наша страна в кратчайшие сроки станет самой богатой и благополучной. Намекнёт, улыбнётся самодовольно, а потом попросит помочь ему попасть на приём к влиятельному чиновнику, а то и к президенту, потому что никому другому он своё открытие излагать не намерен. Ходит, мается, проходу не даёт, а на предложение просто получить патент, туманно возражает, что не доверяет никому. Как обустроить Россию он знает, а как оформить заявку, куда её подать, он понятия не имеет. Демонстрируя в беседе воинствующую некомпетентность, подобные экземпляры не разговаривают с собеседником, а вещают, поглядывая на него снисходительно.

 

ВОЛНА ВОЛНЕНИЯ

Вот гладь реки, стеклянная, прозрачная, как зеркало, в воздухе ни дуновения. И вдруг подул лёгкий ветерок, пошла мелкая рябь, ветер усилился - волны появились. Особенно они заметны на море, конечно. Волны набегают на берег, смывая всё на своём пути, и уносят в морские глубины всё случайное наносное безвозвратно. Так и человек, лежит как замороженный стеклянный, а потом вдруг начинает волноваться, потому что головушка не дает покоя. Нахлынули воспоминания какие-то тревожные, и пошла речка души волнами. Сиюминутные волнения, переживания так же исчезают в вечном потоке реки времени. Волна творческого волнения только увеличивается, растёт, шумит, полностью овладевая мной, появляется образ, рождается замысел, который превратиться в художественное произведение. Самое загадочное в этом творческом процессе - результат, который рождается как бы самостоятельно. Каждый раз я с изумлением отмечаю, что от первоначального замысла ничего не осталось. Наплывая плавно на меня, волны волнения души предвещают вдохновение.

 

СОТРИ СЛЕЗУ

Прощание с любовью, расставание людей, любивших друг друга когда-то. Она стирает слезу со щеки, а он признаёт, что они оба виноваты перед Богом. Но я не уверена, что они осознают это. Как можно осознать вину перед тем, кого не знаешь!? Путают его с церковью. Если Бога нет в душе, то его нет и в церкви. Но церковь есть лишь помещение для исполнения веками установившегося канона литургии. Любовь - дар судьбы, испытание. Её нужно хранить, оберегать, в противном случае она выцветает, увядает, исчезая, как стрекоза с наступлением осени. Любовь ушла, пришла беда. Остаётся лишь печаль сожаления. А вокруг так же, как при первом поцелуе, листва шумит, слышны детские голоса, но не их детей. Люди влюбляются по-прежнему, верят в свои чувства, а для кого-то любовь исчезла, как будто бы её и не было на свете. Всего в восьми строках поведал нам грустную историю утраченной любви Евгений Блажеевский в своём щемящем моё сердце стихотворении «Прощай, любовь моя, сотри слезу...».

 

ТЕМПЕРАТУРА ТАЯНЬЯ ЛЬДА

Человек формируется в воде, рождается в воде, организм его водою переполнен. Кровь его не что иное, как жидкость. Собственно, он сплошь состоит из воды. Любопытно, что человеку нужна для существования температура неопределённости. Он неопределённо родился, неопределённо живёт в поисках ответов на одни и те же вопросы: зачем родился, для чего? Думает человек всю жизнь, а ответы не записывает, только в голове своей как бы водяными чернилами пишет, чтобы никто и никогда не прочитал его мысли, не дай Бог! Мысли ведь тоже состояли из воды, и эту воду он льёт всю жизнь на уши людей, окружающих его. Да так успешно льёт, что и сам в них уверовал. Из воды вышел, в воде живёт, и ею всех и вся поливает. При этом температуру поддерживает неопределённую - ни холодную, ни горячую, а таяния льда. Как писал Мандельштам, «ходят рыбы, рдея плавниками». Человеко-рыбы. А есть ещё такие, которые вообще родились в плаценте, или, как в народе говорят, в рубашке, в водяном пузыре, они вообще так и плавают в аквариуме всю жизнь вместе с толстыми щуками-женами своими. Куда ни посмотрю, что ни услышу - одна вода вокруг. Температура неопределённости, таяния льда, чем дальше, тем не понятнее. Ноль.

 

НЕРВНО

Сегодня я обратила внимание на то, что воробьи особенно нервничали в нашей «птичьей столовой». Так я называю бетонную плиту на краю газона, на которую жители уже многие годы постоянно приносят хлеб, пшено, сыр, печенье и другую еду для птиц. Обычно первыми на свежее угощение слетаются голуби, они с утра сидят на проводах прямо над столовой, а воробьи проворно выхватывают лакомые кусочки у них прямо из-под носа. Сегодня же во время завтрака первыми слетелись вороны. Они плотными рядами дружно клевали хлеб и крупу, а воробьи нервно суетились вокруг них на газоне, пытаясь тщетно пробраться между ними. Звонкое, возмущённое чирикание взволнованных воробышков вызывало улыбки на лицах спешащих прохожих. Вороны же сосредоточенно продолжали завтрак, никак не реагируя на шум и крики. Один взъерошенный и самый смелый воробышек, сообразив, что сквозь «оцепление» по земле не пробраться, взлетел вертолётиком и тут же опустился в центр «стола», и, выхватив кусок хлеба чуть меньше себя, взлетел и рванул в сторону, предвкушая сытный завтрак. Наивный! За ним ринулись в воздух, звонко чирикая, его приятели и на лету распотрошили лакомый кусок смельчака. Но героический воробей опять совершил десантирование в круг ворон, схватил очередной кусок и мгновенно исчез с ним, даже коллеги не заметили на сей раз - куда.

 

ДАР БОРИСА ЧИЧИБАБИНА

В двадцать три года, совсем ещё молодым человеком он в шестнадцати строчках написал об ужасах репрессий, моральном, психологическом уничтожении личности, о допросах, пытках, лагерях. Сколько миллионов человеческих судеб провалились, бесследно исчезли в репрессивной машине?! Мы только предполагаем, никто не считал. Страна напоминала «выгоревшую траву» после большого террора и страшной войны, на которой человеческая жизнь не стоила ни гроша. Поэту понадобилось всего двенадцать слов в четырёх строках, в рефренах и в разных вариациях, чтобы сказать об этом. Тишина. Не слышно детских голосов, смеха - одна только лживая пропаганда и поиск врагов. Поэт не желает участвовать в этом. Закончилась страшная война, а допросы, конвой, «хитрые письмена» доносов продолжаются. Но сила человеческого духа преодолевает всё это. Писатель продолжает свидетельствовать, создавая тексты. Как рождаются стихи?! Не рифмованные слова, а божественное их сочетание, где каждая буква стоит на своём определённом месте, наполняя стихотворение воздухом и глубинным смыслом. Философская глубина, которая отдаляясь от создателя, обретает всё новые значения, наполняя души следующих поколений. Стихи его «живут, как небо и листва», они свидетельствуют. Мне хочется вслед за поэтом повторить:

...Лестницы, коридоры,
хитрые письмена...
Красные помидоры
кушайте без меня.

Стихи Бориса Чичибабина восхищают меня поразительной культурой и чувством слова. Дар поведать в нескольких поэтических строках историю, время, состояние, леденящее кровь, даётся избранным. Именно избранным Богом поэтом для меня является Борис Чичибабин.

 

"Наша улица” №172 (3) март 2014