ЗАДУМЧИВАЯ ГРУСТЬ

заметки

(часть пятьдесят седьмая)

 

НЕБО

Смотреть на небо можно бесконечно в любое время, в любую погоду. Даже низкое серое небо притягивает взгляд, потому что там, над плотными облаками открывается синева неоглядная. Для одних там пусто, для других полёт души. Для кого-то в небе только вороны, для других ангелы белокрылые. Для одних ночь - время для сна. Для других - звёзды новейшей симфонии звуков возвышающих. Кто-то тянется к вершинам духа, а кто-то не отрывает взгляд от земли и видит только препятствия и жалуется на жизнь…

 

ЛЁГКОСТЬ

Как хочется летать! Особенно, когда маленькая наблюдаешь за стрекозой. Ручонками машешь и бежишь в надежде взлететь, потому что те, кому удаётся сохранить это желание, живут легко. Возникает лёгкость, притяжение земли уже не угнетает тебя. Переход совершается через легкое дыхание и, шире, через освобождение от мирской суеты, когда всё вокруг преображается и ты создаёшь то, что хочешь, открывая неизведанное. Благодарность моя безмерна всем вечно живущим творцам, которые своими произведениями питают наши души, дарят нам лёгкость вдохновения. Я даже не хочу представлять себе мир без искусства!  Что бы тогда было? 

 

ОГЛЯНУТЬСЯ

Дабы сверить верность пути, оглядываюсь на своё прошлое вольно или невольно. Большая часть жизни принадлежала книгам, самым верным и преданным друзьям моим. Яблоко от яблони. Книга от библиотекаря… Пришла буквально страсть погружаться в произведения любимых, безмерно дорогих авторов, открывая всё новые и новые тайные смыслы, возможно неведомые даже тем, кто их написал. Оглядываясь, поднимаюсь, постигая глубину. Из этого органично вытекает моя любовь к словам, которые я стала записывать одно за другим, в результате чего возникла потребность писать. 

 

КАРТИНА

Стою у картины в галерее. Здесь квадрат, чёрный. Там - безличный пейзаж. Это Малевич, а пейзаж можно приписать почти каждому реалисту… Хотя пейзаж Левитана - это Левитан. Картина - окно, сквозь которое художник преображает нереальную реальность, играя освещением, создавая настроение. Картина открывает единственный душевный мир, создает бессмертного художника. Сколько их, особенных видений, существует, никто не считал, да, это и не нужно. Зачем? Смотрю, восхищаюсь, вглядываюсь, размышляю о том, как это трудно, мучительно и прекрасно, когда они есть: Веласкес, Врубель, Кандинский, Фальк… 

 

МОНАСТЫРЬ

В прежние времена от суеты мирской люди уходили в монастырь, чтобы жить в уединении и послушании, чередуя труд с молитвой. В монастырях создавались и сохранялись книги, недаром монахов называли «людьми книги». Теперь это почти всегда - памятники зодчества. Но ведь можно, не уходя в монастырь, оградить себя от людей, чтобы стать затворником, необязательно скрываться за монастырскими стенами. Достаточно дома, отключить телефон, а наличие интернета даёт неограниченный доступ к любым знаниям, необходимым для уединённого творчества. 

 

КРАСНЫЙ ЦВЕТОК

Красный прекрасный. Красный цветок розы, гвоздики, пиона, гладиолуса - всех не перечислишь. Цвет этот тревожит, возбуждает, привлекает, цвет красоты и страсти. Красный цветок в повседневной жизни действует на меня как глоток морского воздуха или воды из чистого родника. Внезапный красный, как цветок, глаз светофора повелительно останавливает. Красный может быть и опасным! Но вот в переполненный вагон метро в час пик входит девушка с красным цветком и всё вокруг преображается мгновенно.

 

СТРОГОСТЬ

Строгость необходима в том, чтобы не метаться по жизни, а стремиться к цели. Не лететь по прямой, как пуля, а придерживаться избранного пути. Учу урок этот и забываю. Всё обучение было нацелено на запоминание, а не на закрепление своих мыслей письменно… Учили-учили, выучили, забыли, потому что ничего не записали…Сколько второстепенного, не имеющего никакого отношения к смыслу и цели в предстоящей жизни нам преподносили как необходимые знания!? Успешно забыв всё, я в строгости избрала книгу…

 

ОСОБА

Вот идёт особа! Особа может быть мужчиной, а может женщиной. Но особенной. Как особняк в тихом переулке, притягивающий взгляд своей особенностью. В особе есть и обособленность, и некоторая усмешка, и уверенность в себе. Всё особенное в эпоху коллективизма не приветствовалось. Выделяться было весьма опасно. Особенность свою приходилось скрывать, чтобы просто выжить. Особа не пытается выделиться, просто занимается тем, без чего не видит смысла жить. Особенность её в следовании предназначенью своему. А иногда произносят с усмешкой: «Ну и особа пошла!» 

 

ДЫМКА

В дымке всё становится невероятно загадочным. Даже не узнаёшь привычных мест. И эта недопроявленность радует, потому что возникает счастливая возможность для простора воображения. Дымка сглаживает острые линии и углы, придаёт им мягкость и подвижность. В моей власти изменить всё,  создать город сновидений, который волнует меня и не даёт покоя долгие годы. Как только дымка окутывает предметный мир, с восторгом различаю то, что не видят другие. 

 

ПОЭТУ ТИМОФЕЕВСКОМУ 83 ГОДА

Поэт Александр Тимофеевский легко и непринуждённо выдыхает строчки, нисколько не подстраиваясь под тех, от кого зависит их публикация. Гениальная книга стихов «Песня скорбных душой» вышла только к шестидесятипятилетию поэта в 1998 году. Александр Павлович передаёт атмосферу времени так образно, что я вместе с ним оказываюсь «На проспектах твоих запылённых…»:

На проспектах твоих запыленных, 
На свету, если свет, и впотьмах, 
В грязно-серых и грязно-зеленых, 
Просто в грязных и серых домах, 
И в огромном квартирном закуте, 
Здесь, на третьем моем этаже, 
Как-то странно мне думать до жути, 
Что со мной все случилось уже. 

Восемь строк всего, но весь ужас, серость безвременья передан с поразительной точностью и глубиной. У Тимофеевского частенько проскальзывает улыбка, почти детская. Его песня «Пусть бегут неуклюже…» поют в каждом доме, вне зависимости от возраста. А вот как лаконично поэт даёт определение старости:

Знаешь, что такое старость – 
Старость, когда в сердце лёд, 
Водка с праздников осталась, 
Но её никто не пьёт. 

Душа Александра Тимофеевского поражает своей молодостью, самоиронией и высочайшей культурой слова. 

 

ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Печатный след переживаний. Отпечаталось надолго то хрупкое чувство восторга, идущее из детства, при встрече с одуванчиком, от его воздушности, прозрачности, переходящее в отчаяние оттого, что ветер погубил его. Как же я на ветер этот обиделась и рыдала горько, а меня утешали, объясняя, что из парашютиков вырастут новые золотые солнечные детки, которые превратятся в воздушные шары, и ветер разнесёт их далеко-далеко, до самого моря, впечатление от которого затмит все мои предыдущие восторги, подарит представление о бесконечности… 

 

НА ВОДАХ

Белая очередь, незаметно преображаясь, переливается снежной дымкой. Рассеянный свет с небес напоминают занавес. Смотрю на снег, а отдыхаю на водах. Передо мною галерея разнообразных лиц, характерных для любителей отдыха на водах, уповающих на  чудесное исцеление, медленно движется к источнику. Стаканчик целебной воды на водах. Дамы в белом. Господа в белых шляпах.    

 

ХОРОШИЕ ДЕНЁЧКИ

Хорошие денёчки потому и хороши, что приходят просто так, не объясняя своё наступление. Просыпаешься утром с чувством необычайной лёгкости, напевая, когда всё удается, всё идет прямо в руки, без всяких усилий. Ничто не может омрачить денёчки эти, потому что всё вокруг освещено добрым светом, взгляд фиксирует только хорошее. Идешь с улыбкой на губах, и голуби и вороны улыбаются тебе. Непреодолимое желание кричать о том, как жизнь прекрасна, лучше записать, чтобы не поймать сочувствующих взглядов. 

 

ВЧЕРНЕ

Вчера вчерне придумала, а сегодня стала раздвигать и освещать черноту, чтобы явилось нечто просветлённое и неповторимое. Вновь поражаюсь той разнице великой, которая существует между устным словом и словом написанным! Бросила обычную фразу и забыла, а записанная фраза за ночь преобразилась в замысел. Другое дело, как он будет реализован, во что выльется, об этом я догадываюсь пока вчерне. 

 

ТАК И БЫТЬ

Если уж наметила сочинять всю жизнь, то так тому и быть. Никакие самые сложные и противоречивые обстоятельства не должны повлиять на работу души. Решение очевидное, иначе не получится ничего. Писательство требует самоотдачи. Но жизнь земная полна соблазнов, от которых удержаться не так просто. Вот тут и происходит внутренняя борьба между душой и телом. Вечный вопрос о том, быть или не быть, каждый решает сам. 

 

ПИСАТЕЛЮ КУВАЛДИНУ 70 ЛЕТ

Духовные и интеллектуальные горизонты писателя Юрия Кувалдина - безграничны! Первый в СССР частный издатель Юрий Кувалдин выпустил в своём издательстве «Книжный сад», более
100 книг интереснейших авторов, общим тиражом более, чем 15 миллионов экземпляров. Юрий Кувалдин верен принципу «ни дня без строчки», он пишет каждый день. В его произведениях, как драгоценные жемчужины, рассыпаны глубочайшие мысли. Являясь создателем, главным редактором и автором, он  уже более 16 лет ежемесячно один готовит и выпускает журнал «Наша улица», публикуя в нём не только известных авторов, но и открывая новые имена. Юрий Кувалдин во всём талантлив и оригинален, он подготовил и снял 9 литературно-документальных фильмов. Юрий Кувалдин всегда  и во всём доходит до самой сути. Он живет литературой. Живет словом. 

 

КАК ПОСМОТРЕТЬ

С точки зрения недовольного человека, жизнь устроена плохо - сплошные препятствия, трудности, непонимание, разочарования. С противоположной точки зрения, мир устроен великолепно, поражает своей красотой и разнообразием, неограниченными возможностями, а главное - он наполнен любовью. Всё зависит от взгляда. Проснулась, улыбнулась, посмотрела в окно. А там всё залито золотистыми лучами, играющими в многочисленных стёклах. Утренняя иллюминация - восхитила меня, поманила на улицу к солнцу и свету.

 

В ДЕКОРАЦИЯХ

Город, как сцена, весь в декорациях строгих домов и милых домиков и церквушек… А я, актриса, иду и играю в предлагаемых обстоятельствах, переносясь из времён минувших в настоящие и будущие. В деловом центре я ускоряю шаг, как будто мне предстоят серьёзные переговоры. В переулке иду в гостеприимный дом, из окон которого уже слышны звуки вальса. На ступенях величественного храма восхищённо рассматриваю архитектурные детали. В парке меня охватывает меланхолия, я присаживаюсь на скамейку и погружаюсь в воспоминания о всех своих сыгранных жизненных ролях.

 

ОСЕННЕЕ ЧУВСТВО

Осеннее чувство, естественно, ассоциируется с увяданием, с печалью. Сама природа диктует настроение. Как бы мы не противились смене времён года, осень неизбежно наступает. Убывает день, облетает листва, небо всё чаще скрыто за низкими серыми тучами - всё это накладывает свой отпечаток на душевное состояние. Печаль и грусть приносит ветер осенний, но в то же время осень настраивает на размышление, погружение в себя, зарождение новых мыслей. Осеннее чувство обостряет восприятие, каждый солнечный луч действует как озарение.

 

ИЗРЕДКА

Когда говорят о единстве, о коллективизме, то каждый говорящий лукавит даже перед самим собой, отгоняя мечты о том, что, в действительности, надеется жить отдельно от других в удобной своей квартире, из которой будет изредка выходить к народу, призывая его сплачиваться и защищаться. Старые лозунги об угрозах лишить народ свободы, о которой мало кто имеет представление, о врагах внешних, которым нет до нас никакого дела, к сожалению, уже всплывают не изредка, а всё чаще и чаще. 

 

СЕВЕРНОЕ

Северное пространство даже летом неброско. Северные лица сосредоточенно белы и чаще светловолосы и светлоглазы. Жители северных широт гораздо сдержаннее проживающих в более тёплых краях. Северное для меня означает покой, созерцание, умиротворение. Ветер северный, будет прохладно. Жара изнуряет, а прохлада бодрит. Северное поражает многочисленными оттенками серого, и это выглядят так, как будто нанесены на домотканое полотно все оттенки пасмурного дня, кое-где подсвеченного полосками поблескивающего серебра. 

 

ЕСТЕСТВЕННОСТЬ ЖИЗНИ

Театр стремится к естественности, а сама жизнь эту естественность не замечает. Трудно сохранять естественность на протяжении всей жизни. Как только начинаешь думать о естественности поведения, так сразу становишься неестественной. Порой, чтобы избежать острых конфликтов, приходится надевать маски. В реальной жизни естественность нередко принимают за плохую игру, настолько она - явление редкое. 

 

ЗЛОБА ДНЯ

О злобе дня написано немало, но она по-прежнему властвует над людьми в течение всей жизни. Предшествующий опыт людских судеб не действует. Не поддаваться злобе дня учит лишь жизнь свободных художников. Вглядываясь в их произведения, постепенно приходишь к пониманию бессмысленности и кратковременности всего злободневного. А тут каждый час появляются очередные сообщения на злобу дня, о которых на следующий же день забудут, поэтому не стоит поддаваться эмоциям, лучше следовать по художественному пути, не поддаваясь на крючок злобы дня. 

 

РЯД

В каком ряду партера сегодня сяду? Ведь несколько раз подряд смотрела этот спектакль, а он меня не отпускает. Мистика?! Нет - магия. В данном случае ряд не так важен, я пришла сюда сопереживать, участвовать в действии. Разве имеет значение ряд во время обряда? Душа сама ведёт меня, манит. Стою в ряду на обряде, не вижу никого, погружена в себя. Когда я попадаю в Каретный ряд, то сад «Эрмитаж» мне безмерно рад! 

 

НА ЖИВУЮ НИТКУ

Вот с этой живой нитки и начинается рассказ. Как это «живая» нитка? Разве нитка живёт? Э-э, тут речь о живо схваченном оригинальном предмете или человеке, и зафиксированном в тексте. Своего рода конспект первого взгляда или чувства. Потом уже, когда переходишь к шитью, замечаешь несоответствия, неудачные сочетания качества и цвета ниток. А когда рассказ готов, с изумлением обнаруживаешь, что от той, первоначальной «живой» нитки и следа не осталось.

 

ЗИМНИЙ САД

Ветви в снегу, а чувствую, будет цветение. Так зимний сон стремится в сад, так море северное дышит, так звёзды млечные горят… Плоды поэзии морозной, цветы рождественского льда… Зимний сад таит поэзию весны, хотя и в обнажённости своей он весь поэзия. Зимний сад поражает, восторгает своей чистотой, запахом яблок, постоянным преображением. Искрится и переливается зимний сад в солнечные дни, пробуждая в душе вечную весну.

 

ФИГУРКИ

С высоты видны фигурки, маленькие, идущие и стоящие. Иногда их очень много, выходящих или входящих в стеклянные двери. Много среди них целеустремлённых, мало задумчивых. Даже ночью редкие фигурки передвигаются в свете фонарей. Безымянные однообразные фигурки, кто или что заставило их глухой ночью покинуть дом? Наблюдая за ними из окна, я придумываю им истории и судьбы, как когда-то в детстве погружалась в увлекательное путешествие шахматный фигурок, придумывая бесконечные путешествия и приключения для них. Жизнь - шахматная доска, люди - фигурки.

 

"Наша улица” №205 (12) декабрь 2016